«Возможно, через пару лет об этих ребятах будем говорить, как о Головине» | Статьи

Летом 2021 года выступать на чемпионате Европы по футболу предстоит не только национальной сборной России, но и молодёжной. Она сумела выиграть отборочный турнир к континентальному первенству в октябре. Это всего второй в XXI веке выход нашей сборной игроков не старше 21 года (U-21) на Евро. Турнир пройдёт с 9 по 26 июня в Венгрии и Словении. Россия попала в одну группу с Францией, Данией и Исландией.

Главный тренер команды Михаил Галактионов уже имел в своей карьере успешный опыт работы с молодыми игроками. В 2015 году он вывел юношескую сборную России U-17 в финальную часть чемпионата Европы, где она дошла до полуфинала, завоевав путёвку на чемпионат мира. Попробовал себя 36-летний специалист и в клубной работе — в сезоне-2017/2018 он был помощником Олега Кононова в грозненском «Ахмате», а потом в течение пяти месяцев исполнял обязанности главного тренера.

В интервью «Известиям» Галактионов рассказал, почему ненадолго задержался в клубе, объяснил причины успехов молодёжки и пояснил, как ему помог опыт работы в мини-футболе.

Как оцените свою группу на Евро?

— На этом турнире априори не бывает слабых соперников. Исландия — очень крепкая атлетичная команда, с которой будет непросто. Франция — топ-соперник, о чём говорит и уровень их футболистов, выступающих в Лиге чемпионов, и то, как они уверенно прошли отборочный цикл. Дания — крепкий мобильный коллектив. Так что нам предстоит очень интересный чемпионат Европы, где мы можем проверить свои силы. Но самое главное: мы должны отталкиваться от качества своей игры, за счёт которого надо добиться определённого результата.

ЧМ

Российский игрок Роман Евгеньев (в центре) во время отборочного матча чемпионата Европы по футболу среди молодёжных команд, 13 октября 2020 года

Фото: Global Look Press/Xinhua/Edijs Palens

Наша молодёжка всего второй раз за 20 с лишним лет пробилась в финальную часть чемпионата Европы. Почему именно нынешнему созыву это удалось?

— Во-первых, футболисты этого возраста в 2015 году выходили в полуфинал чемпионата Европы среди юношей не старше 17 лет, в том же году отобрались на чемпионат мира в Чили. Сейчас они — бронзовые призёры Евро-2015 — стали костяком молодёжной сборной. У этих ребят есть международный опыт. Практически вся группа игроков, которых мы тогда отобрали в нашу команду, сейчас востребована на уровне премьер-лиги.

Во-вторых, сказалась химия между футболистами, персоналом, тренерским штабом. Все готовы биться друг за друга и работать, как единый механизм, как швейцарские часы. Без этого невозможно представить коллектив и результат. Как и без помощи руководства РФС. Этот успех и их заслуга. Мы всегда говорим, что сборная должна быть на шаг впереди, чем клубы. В том числе в плане условий, питания, экипировки, размещения и транспорта. Всем этим РФС нас обеспечил. И такой уровень работы вытекает в результат, который мы имеем на сегодняшний день, ведь в современных условиях без стабильной выстроенной организации дела добиться успеха становится проблематичнее.

— Вам сильно помогает то, что в последние годы значительная часть игроков молодёжной сборной регулярно имеет практику на уровне РПЛ?

— Безусловно, это влияет. Ограничения, что в последние годы ввёл РФС, привели к получению нами пласта футболистов молодёжной сборной, которые регулярно получают игровую практику. Это большой плюс для всех сборных команд.

— Какой лимит наиболее оптимален?

— Не готов называть цифры. Я всегда за то, чтобы в наших клубах были высококачественные легионеры. Я против того, чтобы посредственные легионеры, не являющиеся игроками своих национальных сборных, занимали места наших молодых ребят. Причём зачастую эти иностранцы оказываются неконкурентоспособными в РПЛ и через полгода-год покидают российские команды. А отечественная молодёжь теряет драгоценное время, которое могла бы провести, получая игровую практику и давая своим клубам результат не хуже. Считаю, что нашим футболистам нужно предоставлять шанс. Естественно, они это место должны завоёвывать, а не получать. Завоёвывать не за счёт российского паспорта. Но только при условии, что они конкурируют с легионерами топ-уровня, рядом с которыми будут расти.

тренер

Главный тренер молодёжной команды России Михаил Галактионов

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Дмитрий Коротаев

— Как идёт взаимодействие с тренерским штабом национальной сборной? Станислав Черчесов требует использовать какие-то свои схемы, или вы полностью свободны в выборе тактики и плана подготовки команды?

— У нас и у первой сборной разные соперники с разной стилистикой. Подбор игроков тоже разный. Но контакт с национальной сборной есть, потому что базовые требования по быту, организации и построению определённых процессов у нас должны быть такие же, как у главной команды страны. Мы как минимум еженедельно, а иногда и ежедневно общаемся со Станиславом Саламовичем. Наши штабы постоянно взаимодействуют по вопросам тренировочного процесса. Черчесов знает всех кандидатов, которые есть в молодёжной сборной. Он в курсе характеристик каждого из них, и перед сборами своей команды осуществляет выбор футболистов, которые ему нужны. Надобность у него есть, и мы благодарны тренерскому штабу национальной сборной, что он не игнорирует интересы молодёжки. У нас отличный симбиоз, в условиях которого и нам дали провести полноценный отборочный цикл, и мы делегировали большую группу молодых футболистов в первую сборную. Поэтому можно говорить, что сейчас вертикаль национальной, молодёжной и юношеских сборных работает и даёт возможность парням спокойно переходить из одной возрастной категории в другую.

Выход вашей юношеской сборной U-17 в полуфинал Евро-2015 в своё время произвёл фурор. Довольны тем, как развивается карьера игроков той команды?

— Как я уже сказал, большая группа игроков с того времени влилась в молодёжную сборную. Но появились и новые ребята. Например, Вани Облякова у нас не было в 2015 году — он заявил о себе уже позже. Потом добавилась группа игроков 1999 года рождения — Матвей Сафонов, Даниил Уткин, Магомед Шапи-Сулейманов, Артём Голубев, Роман Евгеньев, Игорь Дивеев. Последнего мы нашли в «Уфе», и он через сборную U-20 получил международный опыт, который помог ему перейти в такой топ-клуб, как ЦСКА. Конечно, из сборной того Евро, о котором вы говорите, есть ребята, которые немного притормозили свою карьеру. Но у них есть шанс перезагрузиться. Многие пробуют себя сейчас на просмотрах в командах РПЛ. Надеюсь, они воспользуются этой возможностью.

2015 год

Игроки российской команды радуются выходу в полуфинал на чемпионате Европы по футболу среди молодёжных команд, 2015 год

Фото: Global Look Press/imago sportfotodienst

— Из сборной Дмитрия Хомухи, выигравшей золото Евро-2013 в U-17 и серебро Евро-2015 в U-19 уже заиграл в Европе Александр Головин, до травмы был одним из лидеров «Локомотива» Дмитрий Баринов. Почему пока из вашей юношеской команды нет подобных карьер?

— Давайте посмотрим на ту команду. Есть Саша Максименко, сейчас он основной вратарь «Спартака». Саша Ломовицкий выступает в тульском «Арсенале». Фёдор Чалов, игравший за нас на чемпионате мира, уже побывал лучшим бомбардиром РПЛ в составе ЦСКА. Костя Кучаев сейчас один из лидеров армейцев, как и Ваня Обляков. В Чехии выступает Алексей Татаев. Можно вспомнить ещё Никиту Калугина и Мишу Лысова. Последний, к сожалению, в «Локомотиве» из-за травмы сейчас не может играть. Так что в целом у ребят складывается неплохая карьера. У каждого футболиста есть своё время, когда он выходит на более высокий уровень. Может быть, через один-два года мы с вами встретимся, и про кого-то из этих ребят будем говорить также, как сейчас говорим про Головина и Баринова, за которых я очень рад. Я бы вообще не делил наши команды на сборные Хомухи, Галактионова и других тренеров. Мы все делаем общее дело — готовим молодёжь для национальной сборной.

У вас был шанс подольше поработать в «Ахмате»?

— Уйти оттуда было моим решением. Никто меня не увольнял, не просил написать заявление об уходе. Мы в том сезоне закончили календарный год на шестом месте — ушли на зимний перерыв в зоне еврокубков. Весной после паузы, к сожалению, набрали всего одно очко в четырёх матчах, опустились на девятое место. Были определённые моменты, из-за которых я решил покинуть команду. Но в то же время у меня сохранились хорошие отношения с руководством «Ахмата», его президентом Магомедом Даудовым, генеральным директором Ахмедом Айдамировым, спортивным директором Русланом Газзаевым и всем персоналом команды. По-прежнему переписываемся и созваниваемся с ними. Сейчас тепло с ними пообщался, когда ездил на сбор в Турцию смотреть, как готовятся клубы. Никогда не исключаем возможности снова поработать вместе.

в Ахмате

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Зураб Джавахадзе

— Если вас никто не увольнял, то не лучше было попытаться дальше поработать и дождаться улучшения результатов?

— Тот мартовский кризис точно не был игровым. На мой взгляд, даже в проигранных матчах мы показывали качественный футбол. Просто временами получали в свои ворота голы из ничего, при этом сами не забивали в тех ситуациях, когда проще было забить, чем упустить момент. Тем не менее, в игровом плане ребята прогрессировали. Общаясь недавно в Турции с руководителями «Ахмата», мы вспоминали, что в тот момент сразу на семерых игроков команды был серьёзный спрос со стороны топ-клубов. Это показатель нашей хорошей работы. Нам удалось перестроить команду так, что она радовала глаз. Ребята играли через короткий и средний пас, старались проявлять быстроту мышления, активный прессинг на чужой половине поля. Да, на то, чтобы это стало давать результат, требовалось время.

— Так почему же не стали ждать, когда прорвёт?

— Оно в принципе и прорвало. Если помните, когда вместо меня заступил на должность Игорь Ледяхов, у «Ахмата» сразу пошли победы. В оставшихся до конца сезона пяти турах команда ни разу не проиграла. Она победила на выезде «Спартак» (3:1), сыграла в гостях вничью с «Локомотивом» (0:0). Результат пошёл. Это как раз следствие работы в зимний подготовительный период. Сейчас модно говорить про «багаж», но я не буду так делать, потому что это некрасиво. Понятно, что новый тренер провёл определённую работу и встряхнул футболистов. Но и наш вклад в те результаты, на мой взгляд, был. Не буду называть причины ухода из «Ахмата». Они были — мы их с руководством клуба обговорили. И это не для широкой общественности. Главное, что расстались на хорошей ноте.

Сложно было перестроиться на работу со взрослыми игроками?

— Однозначно было проще работать и несложно перестроиться. В первую очередь, было легче в плане подготовки к матчам и разбора соперников. Благодаря профессионализму игроков «Ахмата» мы чувствовали себя, как рыба в воде. Понятно, что молодой тренер, приходя во взрослую команду, сталкивается с проблемой управления коллективом и раздевалкой. Но наш штаб получил поддержку от футболистов, в том числе опытных. Они не мешали требовать с них, убирать кого-то на лавку и принимать жёсткие решения. Пускай игроки «Ахмата» старше и опытнее нас, они чувствовали к себе справедливое отношение. Поэтому я быстро перестроился на работу в клубе. Это помогает и сейчас в молодёжной сборной, где много футболистов, выступающих в основных составах команд РПЛ, в том числе выполняя функции лидеров. И думаю, любой, кто смотрел наши матчи, не будет спорить, что игроки молодёжки готовы биться друг за друга и выкладываться с первой до последней минуты.

ЮФЛ

Матч 13-го тура ЮФЛ-1 «Мастер-Сатурн» – «Рубин», 15 декабря 2020 года

Фото: yflrussia.ru

— Как оцените эффект от создания в РФС Юношеской футбольной лиги (ЮФЛ)?

— Это большой прорыв. Команды сейчас играют в том же недельном цикле, что и взрослые коллективы. Раньше юношеские чемпионаты проводились раз в год в течение одной недели. И все варились в собственном соку. Такой конкурентной среды, как сейчас, не было. Сейчас мы видим, что в разных возрастных категориях появились полноценные чемпионаты, где играют друг с другом представители лучших академий. Это укрепляет вертикаль сборных команд, поскольку мы можем в еженедельном режиме видеть тех ребят, которых отбирают юношеские тренеры.

Вам помог опыт работы в мини-футболе, где вы начинали тренерскую карьеру?

— Это был интересный период. Я тогда только обучался этой профессии после того, как в 23 года по состоянию здоровья завершил карьеру футболиста. Мне надо было понять основы детского менталитета, базовой техники ребят, приходящих в спортивные школы. Мини-футбол — тот вид спорта, где мальчишкам 5-7 лет можно поставить технику и развивать их навыки в условиях ограниченного пространства, большой плотности. Для меня это был колоссальный опыт перед тем, как перейти в академию московского «Динамо». Не забывайте, что мини-футбольная «Дина», в системе которой я тогда работал, была величайшей командой, не один раз выигрывавшей Кубок европейских чемпионов. Почти весь состав был базовым клубом сборной России. Посмотреть их тренировочный процесс и перенести его на детей для меня, как для молодого начинающего специалиста, дорого стоило. Оглядываясь на тот опыт, могу сказать, что для детских спортивных школ наличие мини-футбольного филиала является большим плюсом.

Возможно повторение истории Олега Шатова, в 17 лет успешно перешедшего из мини-футбола в большой футбол?

— Вы привели хороший пример. Но это не всегда работает. На каждом возрастном этапе необходимо найти правильный момент, когда надо отдать ребёнка или юношу из мини-футбола в большой. Объективно тяжело сделать этот и обратный переход в 16-18 лет. У этих видов спорта очень разная специфика.

Горячие обсуждения
  • Загрузка...
  • Наша позиция
    Добавить комментарий