«У многих ребят слезы на глазах — они понимают трагичность момента» | Статьи

«Ромео и Джульетта» в системе Станиславского и в театре кабуки. «Красная шапочка и серый волк» — как руководство не попадать в плохую ситуацию и слушаться старших. До конца сентября проект «Юные актеры — детям Донбасса» планирует приобщить к театральному искусству более 20 тыс. детей и подростков, проживающих на территории народных республик и эвакуированных в Ростовскую область, Краснодарский край, Крым и Севастополь. Всего запланировано около 40 показов. Накануне старта проекта на Малой сцене Центрального академического театра Российской армии (8 августа) «Известия» побеседовали с его директором и продюсером Дмитрием Калантаровым.

«Я из Москвы, приглашаю тебя, с удовольствием со временем приеду к тебе на море»

— Как возник ваш проект «Юные актеры — детям Донбасса»?

Проект стал возможен благодаря поддержке Президентского фонда культурных инициатив, где мы стали победителем в одном из спецконкурсов. Поддержка и патронирование спектаклей с участием юных актеров — одно из направлений деятельности нашей АНО «Музыкальное сердце театра», но проект «Юные актеры — детям Донбасса» настолько масштабный, что самостоятельно его осуществить сложно. Последние несколько лет мы помогли Театральной студии Светланы Горшковой выпустить и прокатывать три спектакля, они и вошли в проект.

Первый — «Юная любовь в пяти театральных измерениях», где сюжет «Ромео и Джульетты» изложен в стилистике пяти театральных школ: античный театр, дель арте, кабуки, театр Брехта и система Станиславского. Второй — «Красная Шапочка и Серый Волк». Это мюзикл, семейная история, куда дети приходят с родителями и где тоже заняты дети. И, наконец, третий, выпущенный в пандемийный период во МХАТ имени Горького, — «Война глазами детей» по письмам и воспоминаниям детей, прошедших Великую Отечественную. Там дети играют своих ровесников шести, восьми, десяти, двенадцати, шестнадцати лет, которые в то время жили в разных уголках нашей необъятной родины — Кишиневе, Севастополе, Харькове, Пскове, Ленинграде, Москве.

Спектакль «Юная любовь в пяти театральных измерениях»

Спектакль «Юная любовь в пяти театральных измерениях»

Фото: Пресс-служба фестиваля «Юные актеры — детям Донбасса»

— Как реагируют дети на этот спектакль, что говорят?

— У многих слезы на глазах, они понимают трагичность момента и в то же время имеют возможность сформировать свое отношение к поколению, которое находило в себе силы любить, дружить. В мае совместно с Детским музыкальным театром юного актера (ДМТЮА) мы делали благотворительные показы этого спектакля, где собирали помощь детям Мариуполя.

— Гуманитарку?

— Да, люди приносили игрушки, книжки, канцелярские принадлежности. Мы заранее связались с коллегами, которые делали доставку больших гуманитарных конвоев — продуктов, одежды, и они нам сказали, что ценно и важно собрать какие-то на первый взгляд совсем простые вещи вроде писем, открыток, чтобы дети просто представлялись, передавали приветы. Поэтому многие детишки либо приносили с собой письма с рисунками, подписанные открытки, либо подписывали их в театре. Мы что-то выборочно просмотрели. Очень трогательно: «Привет! Я из Москвы, приглашаю тебя, с удовольствием со временем приеду к тебе на море».

— Довезете спектакль про войну до Донбасса?

— Изначально думали об этом, но возникли сомнения, что там сейчас нужна тема войны. Этим детям уже сто процентов не нужно ничего объяснять, они всё сами пережили. А детям, которые живут в России, нужно рассказать, и чтобы это была не картинка, которую они в блокбастерах видят. Что касается детей из Новороссии, то им, на мой взгляд, театральное искусство должно помочь социализироваться, вернуться к мирной жизни, ощутить позитив.

— Есть некие специалисты, знающие, что детям стоит смотреть на той или иной территории, а что не стоит?

— Нет таких специалистов. Есть наши сомнения в целесообразности показа спектакля про войну детям Донбасса. Поэтому мы везем «Юную любовь в пяти театральных измерениях» и «Красную Шапочку».

Спектакль «Юная любовь в пяти театральных измерениях» 

Спектакль «Юная любовь в пяти театральных измерениях»

Фото: Пресс-служба фестиваля «Юные актеры — детям Донбасса»

— Поедете в Луганск, Донецк?

— Сейчас — нет. В данный момент там неспокойно, а у нас дети-актеры. Мы не можем рисковать. Скорее всего, в Новороссию мы приедем уже позже, после начала учебного года. Мы находимся в контакте с администрациями этих территорий, получаем обратную связь. Знаем, что есть ряд городов, которые на сегодняшний день уже готовы нас принять, но, учитывая, что логистика достаточна сложная — скажем, город готов, а дорога неспокойная, — мы этот вопрос поставили в режим ожидания. В августе планируем поехать в Ростовскую область, Краснодарский край, Республику Крым и Севастополь — в четыре региона, покажем спектакли местным детям и тем юным жителям Донбасса, что находятся там в эвакуации.

— Когда начнется тур?

— Планируем с середины августа.

«Я за другой театр, который, развлекая и увлекая, сеет разумное, доброе, вечное»

— Каков ваш бюджет?

18 млн рублей — это прямые финансовые расходы Президентского фонда культурных инициатив.

— Вы должны были и свои деньги привлечь?

Должны и привлекли. Есть такое понятие — привлекаемый организатором ресурс. Основной флагманский наш проект — это национальный фестиваль и премия «Музыкальное сердце театра», смотр музыкальных спектаклей. Мюзиклы, оперетты, саунд-драмы, лайт-оперы, рэп-оперы — всё, что не опера и не балет в классическом понимании. Применительно к фестивалю и премии у нас имеются партнеры, спонсоры, которые либо предоставляют скидки, либо участвуют деньгами, либо и то и другое.

Мюзикл «Красная Шапочка»

Мюзикл «Красная Шапочка»

Фото: Пресс-служба фестиваля «Юные актеры — детям Донбасса»

Что касается проекта «Юные актеры — детям Донбасса», то здесь привлекаемый ресурс далеко не всегда деньги. Я как организатор, директор, продюсер этой инициативы не получаю заработную плату. Наши правообладатели-авторы, в частности поэтесса Наталья Кузьминых и потомки композитора Евгения Крылатова, тоже не получают вознаграждения, просто хотят, чтобы искусство принесло детям радость. Кроме того, мы привлекаем региональные администрации, которые принимают участие в проекте, предоставляя площадки, оказывая содействие в приглашении на показы юных жителей Донбасса, временно находящихся на их территориях. Мы всегда открыты для партнерства с организациями, которые готовы покрыть расходы по логистике и предоставить угощение детям в местах показов.

— Легко ли помогают вам люди в обоих проектах?

— Я бы их не равнял. «Музыкальное сердце театра» — это отраслевая история, она объединяет музыкальные театры страны. Поучаствовать в красивом большом событии бизнесу интересно, он исходит из своих меркантильных соображений. Что касается проекта «Юные актеры — детям Донбасса», то никакого бизнес-позиционирования здесь быть не может, люди готовы просто помогать. Понятно, что не все. Да и мы не кричим, не делаем спам-рассылки. Всё стараемся делать точечно, адресно, зная компании, их позиции, людей, которые заинтересованы в этой инициативе.

— В заявке на получение президентского гранта на проект «Юные актеры — детям Донбасса» написано, что он призван укрепить традиционные российские духовно-нравственные ценности в условиях санкционного давления. Расшифруйте, что это значит.

— Например, мюзикл «Красная Шапочка» — не просто сказка, в нем есть определенное развитие героев, и в том числе затрагиваются какие-то побуждающие мотивы. Дети смотрят и считывают, что важно учиться, надо уважать маму и бабушку, ценить их труд. Учатся, как и что делать, чтобы не оказаться в плохой ситуации. Сделаны эти наставления не в лоб, а деликатно.

— Вам кажется, что детей так просто запутать и увести не в том направлении?

мюзикл «Красная Шапочка»

Мюзикл «Красная Шапочка»

Фото: Пресс-служба фестиваля «Юные актеры — детям Донбасса»

— Я не готов говорить за всю режиссуру, но что-то такое, безусловно, присутствует. Тому есть много примеров. Надеюсь, сейчас их количество значительно уменьшится. В молодежной среде был просто разгул пошлости, вранья и бескультурья. Как бы ни трудились художники, актеры, режиссеры, всё-таки основы мировоззрения закладываются в семье. Это самое важное, что может быть у ребенка. Семья закладывает основы и взросления, и становления человека.

Не имею права осуждать то, что не видел, но я априори не хочу смотреть похабщину, не говоря уже о том, чтобы потом ее с кем-то разбирать и критиковать. Я за другой театр, который, развлекая и увлекая, сеет разумное, доброе, вечное.

«Максим Дунаевский — наше главное лицо»

— Фестиваль «Музыкальное сердце театра» каждый год меняет локацию?

— Да. В прошлом году был Новосибирск, в этом году фестиваль состоится в Екатеринбурге с 18 по 28 ноября.

— Какую роль играет в вашем форуме композитор Максим Дунаевский?

Максим Исаакович — президент фестиваля и премии, можно сказать, наше главное лицо. Кроме того, он возглавляет Академию современного музыкального театра, участвует в выработке критериев оценки премии и стратегии развития фестиваля, определяет лауреата гранд-премии. В этом году гранд-премия за выдающиеся творческие достижения присуждена советскому и российскому поэту, прозаику и сценаристу, мастеру мюзикла Юрию Ряшенцеву. Уже сформирован шорт-лист и определен список номинантов, а также персональные номинации. В шорт-лист вошли 13 спектаклей, из которых два — независимые, а 11 — из репертуарных театров.

— Кто может подать заявку?

Любой профессиональный коллектив, имеющий музыкальные спектакли.

— Разве могут независимые спектакли на равных соревноваться с репертуарными?

— Естественно, у репертуарных театров побольше возможностей — госфинансирование, площадка. Независимые существуют на самоокупаемости, либо с какой-то меценатской помощью, либо вообще на энтузиазме люди работают, но сам факт отбора таких спектаклей говорит о их качестве.

— Сейчас киноиндустрия испытывает сложные времена — с прокатом проблема, иностранные компании ушли. А в театре стало ли сложнее?

— Наша ситуация принципиально иная. Кинопрокат держался все-таки на зарубежных картинах, и пока российское кино их не замещает. У нас тоже происходит определенное импортозамещение: остановился выпуск ряда постановок, где-то авторы отозвали права. Но для нас гораздо важнее, что за время существования нашего фестиваля изменился в целом уровень музыкального театра. Если раньше на карте музыкальных спектаклей России, помимо Москвы и Санкт-Петербурга, находились Екатеринбург, Новосибирск, Пермь, то сейчас огромное количество городов, в том числе и в Сибири, и на Дальнем Востоке. Назову Музыкальный театр Кузбасса им. А. Боброва (Кемерово), где каждый год появляется всё больше и больше музыкальных постановок. Второй год попадает в лонг-лист орловский театр «Свободное пространство». Разные города, театры, разные направления, но вполне состоятельные музыкальные спектакли.

Горячие обсуждения
  • Загрузка...
  • Наша позиция
    Добавить комментарий

    Adblock
    detector