«Спортивного интереса к бою с Конором нет, но на нем можно заработать» | Статьи

30 октября в Абу-Даби состоится очередной турнир самой престижной бойцовской организации — UFC 267. В главном карде поклонники ММА увидят сразу три поединка с участием россиян. Александр Волков (33-9-0) сойдется с поляком Марчином Тыбурой (22-6-0), Петр Ян (15-2-0) подерется с американцем Кори Сэндхагеном (14-3-0), а Ислам Махачев (20-1-0) — с новозеландцем Дэном Хукером (21-10-0). Самые интересные бои вечера в прямом эфире покажет телеканал РЕН ТВ.

Соперником Махачева на UFC 267 изначально должен был стать Рафаэль Дос Аньос, но за месяц до турнира бразилец снялся с поединка, сославшись на проблемы со здоровьем. Спустя несколько дней россиянин узнал имя нового оппонента — им оказался новозеландец Дэн Хукер, согласившийся заменить Дос Аньоса. 31-летний Хукер — опытный боец, выступающий в UFC с 2014 года. Он провел в лиге 17 боев, из которых проиграл в шести. Всего же в карьере новозеландца 31 поединок (21 победа и 10 поражений).

В случае победы над Хукером Махачев может максимально приблизиться к титульному бою. В преддверии турнира россиянин дал интервью «Известиям», в котором рассказал о подготовке к предстоящему поединку, высказался о мастодонтах UFC Коноре Макгрегоре и Тони Фергюсоне и оценил перспективы боя за чемпионский пояс со своим участием.

«Завершить историю с Фергюсоном хотелось бы, конечно»

— Ваш прогноз на ближайший поединок?

— Я в каждом бою ищу шанс финишировать соперника. Это лучше для карьеры, для новых контрактов. Из-за этого во всех моих боях бывают моменты, когда я захожу на удушающий или болевой — просто где-то получается, а где-то нет. Я не думаю, что этот бой будет исключением — буду стараться искать какие-нибудь пробелы у соперника.

— Турнир будет проходить в Абу-Даби, где выступит много российских бойцов, в том числе ребята из вашей команды. Драться в такой атмосфере легче или, наоборот, сложнее?

— Наверное, сложнее. По-любому будешь переживать за пацанов из команды, особенно если они дерутся до тебя. Мы сейчас вместе готовимся с Тагиром Уланбековым и Зубайрой Тухуговым. Надеюсь, они не заставят меня нервничать и у них всё пройдет гладко.

— Многие считают Порье лучшим в легком весе. А вы?

— А я тоже скажу, что в моем дивизионе Порье заслужил право стать чемпионом. У него хороший послужной список, выиграл у очень многих крепких ребят. И в следующем бою — за пояс — он победит. Конечно, я бы хотел подраться с ним. Я уже много раз говорил, что отдаю предпочтение Порье (в бою с Оливейрой). Он прошел очень крепких соперников. А Оливейра — он где-то подламывается в боях. Мы часто видели: если вдруг у него не прет план на бой или он попадает в тяжелые положения, ему очень сложно прийти в себя и вернуть поединок в нужное русло. Порье заведет его в те условия, где ему будет некомфортно.

— А если не Порье, то с кем бы провели следующий бой после Хукера?

— С кем-нибудь из топ-3. Джастин Гэтжи и Майкл Чендлер будут драться — может, с победителем этой пары.

— Вас считают улучшенной версией Хабиба. Даже Хавьер Мендес говорит, что вы самый техничный в команде.

— У нас в зале много техничных ребят. Но всё зависит не только от техники, а еще от бойцовского IQ и как ты подходишь к боям ментально. А я еще не проверен чемпионскими боями, тяжелыми поединками с топовыми ребятами. Поэтому я бы пока не сравнивал.

— Менеджер Али Абдель-Азиз пытался организовать вам бой с Тони Фергюсоном. Почему не получилось? Хотелось бы завершить историю Хабиба с ним?

— Конечно, хотелось бы. На данный момент я бы хотел с ним встретиться. Вот после следующего боя он был бы неинтересен, если честно. Он уже за пределами топ-5, а я хочу подраться с кем-нибудь из топ-3. Но завершить историю с ним хотелось бы, конечно.

— Многие хотели бы увидеть этот бой…

— Да я и сам просил после своего последнего боя — на пресс-конференциях и интервью. Я так и говорил: Дос Аньос или Фергюсон. Они выбрали первого. Но он снялся. Я здесь ничего не решаю — всегда прошу топовых соперников. Если мне кого-то не дают — это не мое решение или выбор. Решают матчмейкеры UFC и Дана Уайт.

«Восемь побед подряд — у кого есть больше?»

— После того как вы заняли 5-ю строчку рейтинга, многие стали писать, что вы новый проект UFC.

— Проект? (Смеется.) Бывает такое, что кто-то дерется пару боев и уже в топ-5, а у меня победная серия из восьми боев — и я только закрепился в топ-10. Кто разбирается в ММА, понимает, что это не так. Если бы меня старались вести, я бы давно был в топ-3. Восемь побед подряд — у кого есть больше? Только у Чарльза Оливейры. А есть такие, как Чендлер — вот это 100% могу сказать, что проект UFC. Выиграл один бой — и ему сразу же дали бой за пояс. А у меня восемь побед, и пока о титульном бое… Дана Уайт где-то говорил в каком-то интервью, что, может быть, я подерусь за титул. Если после девятой победы подряд мне дадут бой за титул, разбирающиеся люди поймут, что меня не просто так подвели к этому — я заслужил «титульник» своими победами.

— Остался ли спортивный интерес к бою против Конора Макгрегора после того, как он проиграл дважды подряд?

— Если быть честным, то никакого спортивного интереса уже нет. Просто на этом бое можно хорошо заработать.

— Вас бы не смутил его трешток?

— Если он говорит и делает — это одно. А если он говорит и каждый бой проигрывает, то понятно, что он просто пытается вывести соперника. Где-то у него это получалось, но уже давно все поняли, чем он занимается. Наглядный пример — Порье в последних двух боях. Он не поддался на эти упреки и провокации. Уверенно вышел на бой… Он же уже наступал на эти грабли давным-давно (в 2014 году Порье проиграл Макгрегору нокаутом, а в 2020-м дважды досрочно победил ирландца. — «Известия»).

— Сколько раз в неделю вы тренируетесь?

— Спарринги у нас проходят три раза в неделю. Потом еще вечерние тренировки. Кто-то работает индивидуально, кто-то с тренером, кто-то работает на кардио.

— А когда восстанавливаться?

— Между тренировками. И ночью нужно вовремя спать лечь. Хороший сон — залог хороших спаррингов. Если ты не выспался и идешь на спарринги — можешь отхватить ударов. У меня скоро бой — режим. Я вовремя ложусь, вовремя встаю.

— На завтрак есть какое-то особенное меню?

— Нет. Перед тренировкой есть особо не получается. Чай и максимум яичница — всё. А после тренировки уже можно плотно поесть.

— Какое любимое блюдо?

— Дагестанская кухня очень богата — хинкал можно покушать (улыбается).

— Вам самому спарринги нравятся?

— Да.

— Чем?

— Тем, что ты отрабатываешь то, чему научился. Пробуешь. Понять, чему ты научился, можно только в спаррингах. Поэтому их нужно делать чаще. Еще спарринги помогают дистанцию почувствовать. Во время боя можно понять, что человек не делал спарринги — когда он не может свою дистанцию поймать — для удара или прохода. Это только в спаррингах вырабатывается.

— Хабиб не всегда присутствует в зале. Получается, вы спаррингуете с ребятами, которые ниже вас уровнем. Такие спарринги помогают вашему росту как бойца?

— Да, конечно. У нас есть хорошие ребята, которые мне могут достойный отпор дать. У меня немало спарринг-партнеров. Все действующие бойцы — любителей у нас нет. Есть и ударники — чемпионы мира по тайскому боксу. Есть и хорошие титулованные борцы, которые перешли в ММА. В зале есть ребята, которые выше меня уровнем отдельно в стойке и отдельно в борьбе.

— То есть перенимаете что-то у каждого…

— Да, стараюсь. Например, если работаешь с хорошим ударником, следующий спарринг начинаешь как-то аккуратнее, дистанцию уже лучше чувствуешь — уклоняешься от ударов.

— Сколько килограммов обычно вы теряете после тренировок?

— Хорошая тренировка забирает 2–2,5 кг. Но потом начинаешь пить воду и всё возвращается. Плюс во время тренировок мы постоянно пьем, чтобы не было обезвоживания.

— Выкладываетесь полностью?

— Я выкладываюсь полностью, потому что если я не буду выкладываться здесь, то в бою могут начаться проблемы. В зале нужно выкладываться по полной всегда, чтобы потом в бою чувствовать себя комфортно. Стараюсь отдать все силы. Ну не то чтобы все силы… Если я чувствую, что пятый раунд проигрываю — отдам все силы, чтобы его выиграть.

«Это ММА, здесь каждый удар может стать последним»

— Какой ваш любимый болевой или удушающий?

— Когда валю со стойки, зацепом или каким-нибудь нырком. Я так мало сил трачу на тейкдаун. Еще я часто прижимаю к клетке, делая внутренний зацеп или наружное зашагивание — это мои любимые приемы.

— То есть вы это делаете легко?

— Да. Даже если, например, проходим в ногу, очень много сил уходит, чтобы повалить соперника, а если с корпуса — подсечка или зацеп — не так энергозатратно.

— Что сложнее — стойка или борьба?

— Я считаю, что нужно использовать то, где ты силен, а твой соперник слаб. Когда я беру соперника в захват или валю в партер, я чувствую себя комфортно, а у соперников начинается паника.

— Не было такого, чтобы вас кто-то ловил на удушающий. Но если вдруг это случится — уснете или сдадитесь?

— Не знаю. Я не хочу говорить, что нужно не сдаваться и засыпать — это может привести к плохим последствиям. Бывало, меня брали на удушающий на тренировках, и я засыпал — не сдавался. Такое бывало и на соревнованиях по грэпплингу. Но если ты сдашься, соперник тебя просто отпустит и всё, а если уснешь — могут быть какие-нибудь проблемы. А могут и не быть…

— Под чьим руководством сейчас готовитесь? Может, вспоминаете какие-то наставления Абдулманапа Нурмагомедова?

— Это уже во мне заложено. Я больше 10 лет тренировался под руководством Абдулманапа. Это фундамент: дисциплина, трудолюбие — всё заложено во мне, и это никуда не деть. Сейчас у нас новые тренеры — Магомед Багандов, например. Есть специалисты по ударной технике, борьбе и грэпплингу. У нас сейчас нет общего тренера, который бы по ММА нас тренировал. Есть, конечно, Шамиль Завуров. Ребята постарше могут провести тренировку, чтобы поделиться опытом. В общем, у нас всё разделено по классам: день ударной техники, день борьбы и день грэпплинга.

— Посмотрел поединок, где вы проиграли Адриану Мартинсу (октябрь 2015 года — турнир UFC 192). И еще — интервью Абдулманапа Нурмагомедова. Он настаивал, что в том бою нужно было уходить в борьбу. А Хавьер Мендес говорил, что вы и в стойке можете противостоять. И так получилось, что вы пропустили удар. В дальнейшем будет не хватать советов от Абдулманапа?

— Конечно. Их всегда будет не хватать. Даже не только по поводу поединков, а вообще по жизни его советов будет не хватать. А с этим боем… Я тогда был молодой и думал, что меня невозможно остановить, и не имеет значения, кто передо мной. Я просто шел вперед. У меня даже план был, что я буду на него нападать, несмотря на пропущенные удары. Я знал, что если я устану — он устанет еще больше. Можно сказать, что был какой-то неумный план. Шел вперед и нарвался на удар. Это ММА, здесь каждый удар может стать последним.

Горячие обсуждения
  • Загрузка...
  • Наша позиция
    Добавить комментарий

    Adblock
    detector