Повернулись блоком: на каких условиях РФ готова к диалогу с НАТО | Статьи

Россия исключает перспективы сотрудничества с НАТО до тех пор, пока организация не начнет разговаривать с ней на равных. Как заявил «Известиям» вице-спикер Совета Федерации Константин Косачев, сейчас единственный формат диалога, который допускает альянс, — это разговор свысока, при котором ему позволено все, а Москве — ничего. Отношения с Россией стали одной из ключевых тем встречи министров обороны НАТО, прошедшей 21 октября. Несмотря на заявления генсека Йенса Столтенберга об открытости к диалогу, участники встречи согласовали новый план противодействия РФ. В этот же день об угрозах, которые появляются из-за связей Украины с НАТО и из-за расширения блока в целом, на заседании клуба «Валдай» высказался президент РФ Владимир Путин .

Слово и дело

21 октября в Брюсселе открылось двухдневное заседание министров обороны НАТО. Эта плановая встреча началась спустя несколько дней после того, как Москва фактически приостановила дипотношения с организацией: 18 октября глава российского МИД Сергей Лавров сообщил, что с ноября постпредство РФ при НАТО, а вместе с ним информбюро и военная миссия альянса в Москве приостанавливают работу. Так Россия отреагировала на решение организации вдвое сократить ее миссию — 6 октября НАТО объявило об очередной высылке восьми дипломатов; это не было связано «ни с какими конкретными событиями» — просто, по оценке организации, эти сотрудники были «офицерами российской разведки».

Поэтому вопрос отношений с Москвой на нынешней встрече был особенно актуален. Как заявил накануне генсек НАТО Йенс Столтенберг, на повестке были последствия, которыми чревато закрытие миссий, военное сдерживание РФ, а также ее ракетный и ядерный потенциалы.

По итогу первого дня министры согласовали «всеобъемлющий план обороны территории НАТО». Он, в частности, предполагает «быструю переброску подкреплений в [Черноморский] регион в случае необходимости». Военные также договорились усилить ВВС и ПВО альянса в ответ на «угрозы со стороны российских ракетных систем».

Ответственность за разрыв контактов альянс возлагает на Россию. При этом Йенс Столтенберг ранее подчеркивал: организация «остается открытой для диалога, в том числе, через Совет Россия — НАТО», и теперь зависит от Москвы, «отреагирует ли она в позитивном ключе».

Вместе с тем, как сообщил ТАСС замглавы МИД РФ Александр Грушко, по дипканалам к России на этот счет не обращались. «Вместо этого в НАТО предпочитают мегафонную дипломатию, делая заявления о том, что они сожалеют о нашем решении, будто бы оно упало с неба, а не было вызвано их откровенно недружественными шагами», — сказал дипломат, подчеркнув: условий для взаимодействия с альянсом сегодня нет.

Диалог возможен, когда дела и риторика друг другу не противоречат. До тех пор, пока это было именно так, мы наши отношения с НАТО развивали, — сказал «Известиям» вице-председатель Совета Федерации Константин Косачев. — На каком-то этапе эти два элемента у альянса начали расходиться: риторика стала более враждебной, сохранялись какие-то элементы приглашения к диалогу, но на практике не делалось ничего, чтобы наполнить этот разговор конкретным содержанием. Более того, делалось все, чтобы этот диалог стал невозможен.

К числу таких действий сенатор отнес три волны сокращения состава российского постпредства (в 2015 году, 2018-м и 2021-м), недопуск представителей РФ в открытые зоны для посетителей штаб-квартиры альянса, оценка России в доктринальных документах НАТО как врага и размещение вблизи от российских границ военных блока. Судя по всему, для НАТО единственный формат диалога — это разговор с Москвой свысока и на условиях, при которых альянсу будет позволено все, а России — ничего; при таком подходе на нынешнем этапе это исключает любые перспективы нашего сотрудничества, подытожил Константин Косачев.

В последние годы НАТО придерживается двойственного подхода к России. Он сочетает «сдерживание и защиту» с готовностью к «периодическому и содержательному диалогу по конкретным вопросам». В этом стратегия блока созвучна с позицией Евросоюза, который в 2021 году сформулировал тройственный подход — «Отталкивать, сдерживать, вовлекать» (Push back, constrain and engage).

21 октября президент РФ Владимир Путин, выступая на пленарном заседании международного дискуссионного клуба «Валдай», напомнил, что руководители стран НАТО в свое время обманули Россию, пообещав не расширять военную инфраструктуру на восток.

— Смотрите, что происходило в конце 80-х — начале 90-х годов, когда все со всех сторон говорили, что после объединения Германии ни в коем случае движения на восток инфраструктуры НАТО не будет. Хотя бы в этом Россия должна была быть уверена. Так говорили, но это публичные заявления, а что на практике? Обманули, — сказал президент.

Отдельно глава РФ остановился на угрозе, возникающей из-за активных связей Украины с НАТО. Несмотря на то, что Киев, возможно, так и не станет полноправным членом альянса, территория соседнего государства уже активно осваивается военным блоком, отметил Владимир Путин. При этом конституция Украины, напомнил он, запрещает размещать на территории страны иностранные военные базы, однако «учебные центры никто не запрещает», а под их видом «можно все что угодно разместить».

— Завтра под Харьковом ракеты появятся, что нам делать с этим? — добавил глава государства.

При этом, Москва и Пекин в отличие от НАТО не создают военного блока и планов таких у двух государств нет, поэтому опасения западных стран не имеют под собой никаких оснований, заверил президент.

Дилемма безопасности

За день до встречи альянс и Москва заочно обменялись заявлениями о военных угрозах со стороны друг друга. Так, Йенс Столтенберг подчеркнул, что в последние годы Россия разрабатывает гиперзвуковые ракеты, значительно расширяя свой арсенал, а это в НАТО расценивают как угрозу евроатлантическому региону. Для обсуждения этой темы запланирована встреча группы ядерного планирования альянса, на которой министры решат, как организация может «гарантировать безопасное, надежное и эффективное ядерное сдерживание».

— НАТО является твердым сторонником мира без ядерного оружия, но мы не верим в односторонние действия, мы считаем, что мир, в котором у России, Китая и Северной Кореи будет ядерное оружие, а у НАТО не будет, не станет более безопасным, — сказал Йенс Столтенберг.

В тот же день министр обороны РФ Сергей Шойгу, выступая на совместной коллегии минобороны России и Белоруссии, заявил, что Североатлантический альянс наращивает свое военное присутствие у границ Союзного государства (СГ): «совершенствуется его военная инфраструктура, создаются запасы вооружения, военной техники и материальных средств, отрабатываются мероприятия переброски войск».

По словам министра, за последнее время первоочередные силы НАТО возросли с 25 тыс. до 40 тыс. военных, число разведполетов увеличилось на 30%, а у границы СГ каждый год проводится более 30 учений, в основе которых — сценарий противоборства с Россией.

— Все чаще к ним привлекаются страны, не входящие в альянс — Грузия, Украина, Швеция и Финляндия. Для проведения маневров стали активнее использоваться территории стран Балтии, Польши, акватория Балтийского моря, — сказал Сергей Шойгу, подчеркнув, что локомотив альянса — США — сейчас модернизирует свои тактические ядерные боеприпасы и места их хранения в Европе.

Эти заявления говорят о гонке вооружений и растущем военном соперничестве в Европе. Однако, по сути, ничего нового в этом уже нет, говорят эксперты. Как пояснил «Известиям» научный сотрудник Центра международной безопасности ИМЭМО РАН, сооснователь проекта «Ватфор» Дмитрий Стефанович, «потенциальная ракетно-ядерная «угроза» со стороны России в отношении стран НАТО была всегда», а о модификации американских ядерных авиабомб B61-12 уже давно известно и «никто не сомневался в их появлении в Европе».

Инфраструктура НАТО, очевидно, усиливается, да и Россия в долгу не остается. Видимо, все еще не до конца осознанно такое относительно простое явление как «дилемма безопасности» — то, что одна сторона воспринимает как усиление своей обороны, другая воспринимает как угрозу. Для разрешения этой проблемы и предотвращения «сваливания» в воронку эскалации необходим предметный диалог на всех уровнях. К сожалению, в НАТО в настоящий момент делают все, что только можно представить, для недопущения такого диалога, — отмечает эксперт.

Для решения проблемы с возможным размещением ракет — в частности, средней и меньшей дальности (РСМД) — в октябре 2020 года Россия предложила США и их союзникам по НАТО ввести мораторий на их развертывание в Европе. Однако ответа на эту инициативу нет до сих пор.

— По-прежнему ожидаем реакцию членов НАТО на наше предложение объявить аналогичный мораторий, подкрепленный — подчеркну это особо — взаимными верификационными мерами, — заявил Сергей Лавров, выступая 25 сентября 2021 года на 76-й сессии Генассамблеи ООН.

Отсутствие реакции в экспертном сообществе объясняют тем, что члены НАТО не хотят предотвратить появление РСМД в Европе.

Звучат разговоры про «мобильность», про «невозможность верификации», но все это можно решить. Более того, я не исключаю, что и российское предложение вполне может эволюционировать, и определенная гибкость вполне возможна, — говорит Дмитрий Стефанович.

По его словам, для этого даже необязательно заключать какое-либо соглашение — вполне бы хватило неформальных договоренностей. Но для этого должен начаться диалог как таковой, а именно с этим и есть проблемы, подытожил эксперт.

Горячие обсуждения
  • Загрузка...
  • Наша позиция
    Добавить комментарий

    Adblock
    detector