«Попасть в любимый фильм и стать его героем станет обычной опцией» | Статьи

Сделать из подручных материалов игрушечного котика, а потом самому стать им и отправиться навстречу приключениям. Таков сюжет виртуальной игры-мультфильма, который Георгий Молодцов представляет в рамках программы Cannes XR. Это важный раздел Каннского кинорынка, куда съезжаются гости со всего мира. Накануне презентации своего проекта апологет креативных технологий рассказал «Известиям» о новой эре кинопроизводства.

— Что такое VR, все более-менее знают. А что такое XR?

— Многие люди, в том числе профессионально занимающиеся кино, до сих пор не уверены, что от VR-технологий была хоть какая-то польза. Но в последние пару лет на фотографиях со съемок больших блокбастеров можно увидеть, как актеры действуют на фоне огромных LED-экранов, и потом кажутся абсолютно интегрированными в нужную среду. Самый показательный пример — «Мандалорец», который полностью снят именно так.

В России так тоже начинают снимать, сейчас идет работа над фантастическим фильмом «Свободное падение» с Александром Кузнецовым. И вот это называется XR, extended reality — расширенная реальность, когда сгенерированная на компьютере графика совмещается с реальными объектами. А результат можно смотреть как на обычном экране, так и в шлеме VR.

— А фильмы, которые сняты для просмотра в очках VR и которые вы представляли во всем мире, включая Московский международный кинофестиваль, канули в Лету?

— Четыре-пять лет назад я каждую свою презентацию предварял словами, что мы прокладываем дорогу для нового мейнстрима. Разрабатываем новый киноязык, пробуем его возможности. И во время пандемии произошел рывок — в мире появился мейнстрим XR, как на уровне контента, так и в плане техники.

Раньше для демонстрации нам нужно было надевать человеку тяжелый шлем, от которого куда-то за кулисы тянулись провода. Теперь шлемы стали легкими, с вай-фаем, через который пользователь получает выход в огромные интерактивные библиотеки контента: фильмов, клипов, обучающих программ, приложений для бизнеса и многого другого. При этом всё то же можно смотреть и на обычном экране. А параллельно с этим мейнстримом голливудские студии, прежде всего «Дисней», стали внедрять XR-студии для производства картин.

«Книга джунглей»

Съемки фильма «Книга джунглей»

Фото: WDSSPR

«Король лев», «Книга джунглей» — эти фильмы вся группа снимала в шлемах виртуальной реальности, заранее видя, как будет двигаться камера, что будет в кадре. Это позволяет сэкономить огромные деньги, во время пандемии с помощью таких студий произведено множество сериалов. Сейчас вышел сериал «Локи» в той же технике. Но всё это происходит потому, что энтузиасты годами ходили в тяжелых шлемах с контроллерами и тестировали, пробовали, экспериментировали. VR — нишевое искусство, маленький рынок, почти андеграунд, но мы изменили мировой кинематограф. Если коротко описать наши попытки, то это стремление соединить традиционное кино или анимацию с компьютерной игрой, нащупать синтез, когда они будут идеально дополнять друг друга.

— «Под подушкой» — как раз такой проект? Про него пишут, что это сериал, но больше похоже на компьютерную игру.

— Производятся такие проекты, как мультсериалы, поэпизодно. Сейчас мы показываем в Каннах 15 минут, по сути, не мультфильма, а геймплея, то есть игрового процесса. Чтобы создать его, понадобилось два года: нужно было придумать и проработать персонажей, игровую механику, нарисовать «миры». Но сейчас, когда всё это уже сделано, будет гораздо проще, дешевле и быстрее делать продолжение. То есть выпустить четыре-пять серий кота Мормотика легче, чем большую, длинную игру. Я называю это игрой, потому что эта «вселенная» построена на игровом движке, но на его базе можно сделать и стандартный мультсериал, и видеоигру, и VR-игру, для этого уже всё необходимое туда зашито.

— Получается, что можно сразу создать готовый «мир» и дальше на его основе выдавать любой продукт?

— Да, пока это всё равно по качеству чуть ниже, чем традиционная анимация. Зато с возможностью обзора в 360 градусов. Такого контента очень мало, другое дело, что если раньше покупателям было достаточно видео о природе или других бессюжетных роликов, то теперь они хотят яркую историю. Пусть с минимальной интерактивностью, но чтобы было интересно смотреть. И мой проект как раз подходит под эти требования, хотя он может стать просто игрой на мобильном телефоне. Этот новый формат, когда всё делается из одного исходника, называется «ассетное мышление». Оно позволяет независимым производителям при минимальных затратах выдавать объем, который раньше могли себе позволить только крупные студии.

«Котик Мормотик»

Кадр из игры-мультфильма «Котик Мормотик»

Фото: Личный архив

— То есть вместо одного произведения можно теперь сразу выпускать франшизу типа «Звездных войн», где и фильмы, и мультфильмы, и игры?

— Гипотетически — да. Именно эту теорию я сейчас пытаюсь доказать инвесторам, а пока делаю всё за свой счет вместе с одной белорусской студией. Коллеги на Кипре и в Молдавии тоже пытались сделать нечто подобное, но они, пожалуй, вошли с этой идеей на рынок раньше, чем он к этому был готов. Мне в этом смысле повезло. Китайцы уже перевели и озвучили фильм, там Мормотика зовут Мормося-мау. Приглашение в Канны — еще один шаг.

Для меня это не просто бизнес-проект, а личная история. Котика Мормотика когда-то придумал для меня и моей сестры наш папа, журналист Сергей Молодцов. Он сочинял для нас сказки про Мормотика. Параллельно эти сказки публиковались в газете в Екатеринбурге, их читали десятки тысяч людей, слали папе поделки в виде Мормотика, сотни конвертов с детскими признаниями и просьбами о помощи. Там иногда описывались запредельные ужасы, которые происходили в уральских семьях в середине 1990-х. Я как режиссер-документалист давно хотел снять про это кино, а в итоге вырулил на проект совсем другого плана.

— А в чем смысл сказок? Решить задачки? Пройти квесты?

— Смысл в том, что брат и сестра сидят дома и ссорятся. Появляется Мормотик, который хочет их помирить. Для этого он пускается в приключение, а дети в какой-то момент благодаря ему понимают, как им решить свои проблемы. Папа рассказывал про Мормотика, чтобы научить нас с сестрой поддерживать и понимать друг друга. Не драться, а найти что-то общее. Мне кажется, что игра о Мормотике может быть не столько суперфраншизой, сколько формой терапии, милой и увлекательной.

Я много лет снимаю социальную рекламу для Фонда поддержки детей, находящихся в трудной жизненной ситуации, там множество вопросов, которые Мормотик может попытаться решить: буллинг, страх быть наказанным, взаимоотношения со старшими братьями и сестрами. Я, в общем, продолжаю дело своего папы. А игра «Под подушкой» — это мой флагман и моя визитная карточка, по которой меня узнают за рубежом. Пожалуй, это трамплин гораздо более мощный, чем если бы я попытался просто снимать кино.

Продюсер и режиссер Георгий Молодцов

Режиссер Георгий Молодцов

Фото: Личный архив

— Чего вы ждете от презентации в Каннах?

— Надо понять, куда в этом проекте двигаться. Сейчас там много моей личной боли, связанной с утратой папы. Может быть, стоит убрать ощущение потери, чтобы Мормотик не был мистическим символом моей связи с отцом, который словно послал котика заботиться о детях вместо него. Может, стоить сделать простую детскую игру без темы смерти. Ее легко будет продать на сотни площадок, и дети будут просто рубиться в игру с классным героем. Этот вариант позволит хотя бы вернуть затраченные деньги.

— Сколько стоит сделать 15 минут геймплея?

Мы оцениваем этот проект на €78 тыс. И нам еще нужно где-то €70 тыс. на окончание, если мы снимем еще одну-две серии. Для Европы нормальная сумма. Это будет экранизация первой сказки о Мормотике, скорее всего 30–40 минут.

— Вы параллельно с Каннами проводите и собственные Канны в Москве?

— Да, CannesXRussia с 7 по 17 июля. И еще в Петербурге — 11–17 июля. Я это называю виртуальной красной дорожкой. Мы представляем VR-программу Каннского международного кинофестиваля и NewImages Festival (Франция). 24 лучшие работы из разных стран, которые можно будет посмотреть в виртуальном пространстве, а заодно встретиться там же с посетителями из других стран, обсудить с ними увиденное.

— Если всё так просто и эффектно, почему миры из «Мандалорцев» или «Локи» не продаются в виде таких же интерактивных виртуальных приложений, как «Под подушкой»? Было бы интересно оказаться в этих «вселенных» в новом качестве.

— Думаю, киногиганты реагируют на потенциальный рынок медленнее, но, конечно, идея лежит на поверхности. Скорее всего, попасть в любимый фильм и стать его главным героем очень скоро станет стандартной опцией в каждой франшизе. А пока есть Мормотик и другие небольшие эксперименты из разных стран. Мы опять придумываем для всех будущее, спасибо Каннам, что замечают и поддерживают.

СПРАВКА «ИЗВЕСТИЙ»

Георгий Молодцов — режиссер VR- и кинофильмов, участник и организатор международных фестивалей. Куратор VR-премии Open Frame Award кинофестиваля goEast в Германии, креативный продюсер инициативы Russian VR Seasons. Окончил ВГИК по специальности «режиссер-документалист» и Школу коммуникаций Американского университета со степенью магистра в области кино и видео. Специализируется на производстве контента в форматах 360/VR.

Горячие обсуждения
  • Загрузка...
  • Наша позиция
    Добавить комментарий

    Adblock
    detector