План эвакуации | Мнения | Известия

15 октября 1941 года Сталин подписал постановление Государственного Комитета Обороны СССР № 801-сс «Об эвакуации столицы СССР г. Москвы». Первоначальные планы советского руководства предполагали эвакуацию большинства предприятий столицы. Москва была важнейшим промышленным центром, и потерять в ходе возможных уличных боев эти заводы было нельзя. Постановление об эвакуации предполагало переброску на восток авиационных и автозаводов, химических и фармакологических производств. Также планировалось вывезти в тыл важнейшие НИИ и вузы. Задача была выполнена частично, эвакуация была остановлена общим приказом Ставки Верховного Главнокомандования в 1944 году.

Речь шла не о бегстве из Москвы, а о сохранении ее потенциала. Это ведь не только «сердце» России, но и административный, финансовый страны. В нынешнем, как и в XX, и в предыдущие столетия она — средоточие основных железнодорожных и автомобильных дорог нашей родины. Это понимал противник и при планировании, и в ходе наступления летом-осенью 1941 года.

К началу октября на советско-германском фронте сложилась крайне сложная оперативная обстановка. Под Ленинградом гитлеровцы 8 сентября 1941 года замкнули кольцо окружения города, начался отсчет 872 дней блокады города на Неве. На южном направлении немецкие захватчики в ходе наступления в августе-сентябре смогли выйти на рубеж Молочный лиман – Никополь – Запорожье – Днепропетровск – Красноград и оттуда продолжали наступление на Донецк и Ростов-на-Дону. На московском направлении противник в конце сентября начал наступление на столицу с Можайска и Малоярославца. 5 октября немецкие войска заняли Юхнов, 9 октября гитлеровцы замкнули кольцо окружения советских войск в районе города Вязьма.

Учитывая сложившуюся на фронте обстановку, Ставка верховного главнокомандования принимает решение 12 октября 1941 года создать на ближних подступах к столице линию укреплений, назвав ее Московской линией обороны. Но наступление гитлеровцев продолжалось. 12 октября они взяли Калугу, 14 октября пал Боровск.

15 октября 1941 года Государственный Комитет обороны СССР принял решение об эвакуации Москвы. Всё это вызвало волну слухов в городе. 16 октября ситуация в Москве усугубилась. В этот единственный день в столице не работало метро, стали сниматься с подъездов списки жильцов. К 9–10 часам утра ситуация в отдельных районах города стала выходить из-под контроля властей.

В сборнике «Москва военная» опубликованы воспоминания очевидцев. Один из них, журналист Николай Вержбицкий вел дневниковые записи. По датой «16 октября» он написал: «Грузовик, облепленный грязью, с каким-то военным барахлом, стоит на тротуаре. К телефонной будке на улице привязаны лошади с репьями в гривах, с грязными ногами. Жуют сено, положенное в будку. По улице разбросана солома, конский навоз. Убирать некому. Тянутся один за другим со скрежетом и визгом тракторы, волокут за собой какие-то повозки, крытые защитным брезентом. Шагают врассыпную разношерстные красноармейцы с темными лицами, с глазами, в которых усталость и недоумение. Кажется, им не известна цель, к которой они направляются».

Журналист описал огромные очереди и «бабьи крики» в магазинах, где отоваривают талоны за весь месяц. Метро не работало, но трамвайное движение сохранилось, правда, шли вагоны крайне медленно — путь от Калужской до Преображенской заставы занимал три-четыре часа. При этом и днем, и ночью к западу и северу от города рвутся снаряды, громыхают выстрелы, но на них никто не обращает внимания. Сигналы тревоги не звучат. Николай Вержбицкий отметил, что многие заводы закрылись, с рабочими произведен расчет, выдана зарплата за месяц вперед. А на дорогах — множество грузовиков с эвакуированными. Вечером вышло постановление Моссовета: всем учреждениям, предприятиям, магазинам, коммерческим предприятиям и т. д. предписывается работать по установленному порядку. За соблюдением приказа поручено следить милиции.

Понимая всю опасность хаоса в многомиллионном городе, советское правительство принимает жесткие меры по разрешению ситуации. Нормализуется работа магазинов и транспорта. По радио выступает председатель Моссовета Василий Пронин, тем самым показывая, что партийное и советское руководство город не бросило. На улицах увеличилось количество военных и милицейских патрулей, восстановлена работа такси.

Решимость советского лидера не сдавать Москву, несмотря на сложную ситуацию на фронте, тоже сыграла большую роль в купировании паники. Несмотря на призывы своего ближнего окружения перенести ставку в безопасный Арзамас, Сталин в самые тяжелые дни держал руку на пульсе. Когда пошли слухи, что немецкие танки уже в Одинцово, глава государства поехал на ближайшую дачу в Кунцево. То есть, он оказался бы на пути немцев, если бы они действительно прорвались к Москве через Одинцово. Его вера в нашу победу передавалась всем. 20 октября Государственный Комитет обороны СССР ввел в Москве и пригородах осадное положение, а 7 ноября на Красной площади состоялся парад. Темпы немецкого наступления замедлились.

Оценки событий 15–19 октября 1941 года в советской и современной российской историографии различны. Но с любой точки зрения — поступки и решения советского руководства стали ярким примером своевременных действий, которые не допустили сдачу столицы врагу.

Автор — эксперт Российского военно-исторического общества, сопредседатель фонда «Ист-Патриотика»

Позиция редакции может не совпадать с мнением автора

Горячие обсуждения
  • Загрузка...
  • Наша позиция
    Добавить комментарий

    Adblock
    detector