Пациент №1: в КНДР впервые официально проник коронавирус | Статьи

На этой неделе Северная Корея вновь попала в мировые топ-новости, но уже не по причине очередного ракетного пуска, как это было все последние месяцы. 12 мая власти страны признали первый за всю пандемию случай коронавируса в республике — из-за этого лидер КНДР Ким Чен Ын даже, впервые показался на публике в маске, созвав экстренное заседание ЦК политбюро Рабочей партии и объявив «серьезное чрезвычайное положение». По мнению экспертов, кризисная ситуация может сподвигнуть Пхеньян принять наконец не раз предлагавшиеся стране вакцины против COVID-19, а также притормозит планы властей по дальнейшим ракетным испытаниям.

«Дыра во фронте чрезвычайного карантина»

«Произошел самый крупный чрезвычайный инцидент в стране, обнаживший дыру в нашем фронте чрезвычайного карантина, который надежно поддерживался в течение последних двух лет и трех месяцев с февраля 2020 года», — такими словами официальное северокорейское информационное агентство ЦТАК уведомило 12 мая мир о первом случае проникновения COVID-19 в КНДР.

Как сообщается, подвариант штамма «Омикрон» с высокой степенью заразности, известный как BA.2, был обнаружен в столице. Кто стал вероятным источником заразы и сколько именно человек ее подцепили, СМИ не сообщили.

Пациент №1: в КНДР впервые официально проник коронавирус | Статьи

Фото: REUTERS/KCNA/EYEPRESS

В тот же день лидер страны Ким Чен Ын созвал экстренное заседание ЦК политбюро Рабочей партии, на котором объявил создавшуюся ситуацию «чрезвычайной» и призвал ответственных лиц ужесточить пограничный контроль и карантинные меры, а сограждан — «остановить распространение вредоносного вируса, полностью заблокировав свои районы во всех городах и округах по всей стране».

При этом по сообщению ряда южнокорейских СМИ, в ряде городов локдауны уже были введены несколькими днями ранее, поскольку пациентов с признаками лихорадки засекли и отправили на тестирование еще в минувшие выходные. И как утверждает издание NK News, неопределенность относительно того, когда карантин может закончиться, уже привела к паническим закупкам продовольствия в столице.

По большему счету все последние два с лишним года Северная Корея и так жила в условиях тотального локдауна, только внешнего. Со стартом пандемии в начале 2020 года страна первой отгородилась от остального мира, закрыв свои границы не только для людей, но и для большинства грузов. В январе этого года Пхеньян дал добро на возобновление грузовых железнодорожных перевозок с Китаем, но в апреле этот источник получения Северной Кореей продовольствия и товаров первой необходимости вновь иссяк — торговлю пришлось снова приостановить из-за вспышки коронавируса в китайском Даньдуне на границе с КНДР.

Вкупе с международными санкциями против страны за ракетно-ядерные испытания и неурожаем из-за наводнений такая политика по борьбе с COVID-19 лишь усугубила кризисы в области здравоохранения и продовольствия. Зато, пока в мире хоронили сотни тысяч жертв коронавируса, Северная Корея все это время гордо заявляла о том, что у страны нулевой уровень заболеваемости. Иностранные эксперты относились к этому, конечно, скептически, но доказать обратное в силу закрытости республики не могли.

Нет худа без добра

На этой же неделе, по свидетельству северокорейской газеты «Нодон Синмун», оказалось, что все-таки противоэпидемический сектор КНДР проявил «небрежность, расхлябанность, безответственность и некомпетентность», из-за которых страна оказалась неспособна оперативно реагировать на повышенный риск инфекций и осложнений во всем мире.

Это очень серьезная ситуация. Они отвергли вакцины, у них плохо оборудованные бараки в качестве карантинных центров, очень слабые возможности регулярного тестирования. За все время пандемии, по нашим данным, они провели всего 66 тыс. проверок на коронавирус. Так что вирус в КНДР может распространиться очень быстро, — поделился с «Известиями» своим взглядом на ситуацию глава консалтинговой компании Korea Risk Group Чад О’Кэррол.

Напомним, в начале пандемии Китай и Россия предлагали Пхеньяну свои вакцины от коронавируса, затем бесплатную поставку западных препаратов стране обещали уже в рамках схемы ООН Covax. Однако Пхеньян отказался от всего, не желая допускать к себе иностранных экспертов, необходимых для контроля за поставками вакцин. Те же немногие технические эксперты ООН, которые находились в КНДР ранее, успели покинуть страну в последние пару лет из-за жесткого локдауна.

В результате КНДР осталась одной из двух стран во всем мире (вторая Эритрея), где население так и не получило ни одной вакцины против COVID-19. Хотя, как утверждали злые языки, сам Ким Чен Ын и его ближайшее окружение привились от коронавируса еще в начале эпидемии китайским препаратом.

После официального признания властей КНДР в выявлении первого случая заражения коронавирусом администрация нового президента соседней Республики Корея Юн Сок Ёля выразила готовность поставить на Север гуманитарную помощь. В ближайшие дни схожие предложения, наверняка, последуют и от международных организаций. И вероятность того, что на этот раз Пхеньян не будет отказываться от протянутой руки помощи, возрастает, предположил в беседе с «Известиями» профессор сеульского Университета Кукмин Андрей Ланьков.

— В Пхеньяне локдаун уже объявлен со второй половины дня 10 мая, большая часть учреждений закрыта, люди сидят по домам. И, скорее всего, Северная Корея продолжит действовать по китайскому сценарию — жесткий локдаун в стиле Шанхая. Но в отличие от Китая, Северная Корея, во-первых, беднее раз в 6-7, а во-вторых, тут нет развитой системы доставки. И до какой степени КНДР, исходя из своих экономических, инфраструктурных и логистических возможностей, сможет обеспечить жизнь людей в локдауне, неясно, — пояснил эксперт.

Если продовольствие в КНДР все-таки поступало из Китая, то от любой медицинской помощи из других стран Пхеньян в прошлом отказывался. Теперь же, по мысли Андрея Ланькова, северокорейские власти могут наконец дозреть до того, чтобы принять хотя бы вакцины.

Впрочем, более радостной для мирового сообщества новостью может оказаться то, что проникновение коронавируса в Северную Корею способно притормозить планы властей провести очередные ракетные или ядерные испытания. С начала года Пхеньян успел запустить более дюжины ракет и, как многие подозревают, стал готовиться еще и к ядерному испытанию. «Когда срочная угроза связана с коронавирусом, а не с иностранными военными, внутренняя аудитория режима Кима может быть куда менее заинтересована в ядерных или ракетных испытаниях», — отметил, в частности, газете Guardian эксперт женского Университета Ихва в Сеуле Лейф-Эрик Исли.

По словам же Андрея Ланькова, любое испытание будет технически сложно организовать в силу того, что из-за коронавируса нормальное функционирование страны будет на какое-то время парализовано.

Впрочем, в один день с объявлением про коронавирус КНДР, еще, очевидно, не ушедшая в локдаун целиком, произвела новый пуск баллистических ракет в сторону Японского моря. По данным Объединенного комитета начальников штабов ВС Южной Кореи, речь шла о трех ракетах малой дальности.

А вот решится ли Пхеньян на ядерное испытание в условиях карантина, станет яснее 20-22 мая, когда с визитом в Южную Корею приедет американский лидер Джо Байден. Как утверждал на днях глава Национальной разведывательной службы Республики Корея Пак Чжи Вон, именно к этому визиту КНДР намеревалась приурочить ядерное испытание.

Горячие обсуждения
  • Загрузка...
  • Наша позиция
    Добавить комментарий

    Adblock
    detector