Овес нынче дорог | Мнения

Во вторник, 12 октября, общественность переполошилась из-за новости о том, что Минэкономразвития ухудшило прогноз по инфляции, причем весьма существенно. Если в конце сентября ведомство надеялось, что годовой рост цен уложится в 5,8%, то спустя менее двух недель повысило ожидания до 7,4%. А чему, собственно, удивляться, если показатель инфляции уже превысил 7,4%?

И если рост цен вдруг замедлится или даже пойдет на попятную, то впереди их ожидает серьезное испытание в виде декабря с его повышенным праздничным потребительским ажиотажем. Очевидно, что Минэкономразвития, помечтав в конце сентября, просто привело свои ожидания в соответствие с реальностью.

Министр экономики Максим Решетников объяснил рост цен событиями на внешних и внутренних рынках продовольствия и товаров повседневного спроса. Причем на 90%, заявил он, отклонение от предыдущего прогноза приходится именно на стоимость еды.

Симптоматично, что рывок инфляции пришелся на сентябрь, когда обычно, пусть только в недельном выражении, но удается наблюдать такое явление как дефляция. Дело ясное — новый урожай, дешевые овощи и фрукты отечественного производства. Но только не в этом году. Максим Решетников посетовал на существенное отставание по темпам уборки. В общем, неутешительные вести с полей. Да и сам урожай оказался не таким хорошим, как хотелось бы.

Помимо гарнира не порадовало и мясо. В сентябре и в начале октября существенно выросли цены на курятину и свинину. Тоже понятное дело. Еда — она и для животных еда. Дорожают корма, дорожает и мясо.

«Овес вообразил, что он — вторая нефть», — шутят аналитики, публикуя в соцсетях котировки фьючерсов на этот злак, который в 2021 году рванул на заоблачные ценовые высоты. «Какая конкуренция трейдерам борщевого набора!» — развивают тему фейсбучные остряки.

Шутки шутками, но овес нынче дорог. И не только он. Возьмем ту же гречку. Впрочем, чуть позже. На сырьевых рынках царит бум, порожденный ажитацией. Она, в свою очередь, произрастает из страха, беспокойства и тревожности, а также триллионов долларов, которыми заливался пандемический кризис. Успешно, заметим, заливался, в том смысле, что мировая экономика вполне себе ожила. Что тоже требует дополнительного сырья для смазывания закрутившихся шестеренок глобального механизма.

Конечно, таким потоком сейчас необеспеченные деньги на американцев и мир уже не проливаются. Период раздачи закончился, начался период постепенного сворачивания. Однако американские законодатели всё-таки согласились повысить потолок госдолга. Пусть с оговорками, с ультиматумом и часом икс на серьезное обдумывание, дабы найти окончательное решение, но всё же согласились.

Есть, знаете ли, такая американская забава — повышение потолка госдолга. Случается периодически при достижении установленного лимита. Основные игроки — победившая партия и проигравшая. От смены партий у руля диспозиция не меняется. Победители требуют повышения, проигравшие отказывают, выторговывая себе какую-нибудь серьезную привилегию. Финал известен: при достижении компромисса потолок повышают, что позволяет и дальше обслуживать обязательства государства, а также в кризисной ситуации заливать пожар деньгами.

На этот раз республиканцы, обиженные результатами выборов, которые они считают сфальсифицированными, встали в третью позицию и обещали не соглашаться никогда и ни за что. И хотя до конца в твердость их намерений не верилось, но вдруг? Подвисла интрига. Президент Джо Байден даже был вынужден «стучать ботинком» по трибуне (образно говоря) и оперировать такими ужасающими последствиями, как окончание доминирования доллара в качестве мировой валюты. В ход шли и аргументы, что если вы не решите, то порешаем без вас. И чуда не произошло.

Да, деньги уже действительно не текут рекой, но даже сокращение программы смягчения для нас не слишком удобный вариант. Поскольку это приводит к оттоку средств с развивающихся рынков, ослаблению рубля, а, значит — дальнейшему разворачиванию инфляции. В общем, как ни крути…

Увы, мы импортируем инфляцию. И не только вместе с ростом цен на сырье, выливающимся в сверхдоходы экспортеров, которые на минувшей неделе уже отмахивались от дальнейшего подорожания, например, газа, но и со стоимостью импорта.

Все уповают на Центробанк и повышение им ключевой ставки. Все ждут очередного шага вверх 22 октября. Да и предыдущий прогноз по инфляции регулятор с большой долей вероятности изменит в сторону повышения, рассказывал недавно в интервью «Известиям» глава департамента денежно-кредитной политики Центробанка Кирилл Тремасов. Хотя уже в июле ЦБ был не столь оптимистично настроен, как МЭР в конце сентября, прогнозируя годовой показатель инфляции в 5,7–6,2%.

Положа руку на сердце, давайте уже признаем: в текущей ситуации Центральный банк не может своими инструментами существенно влиять на инфляцию. В лучшем случае — немного скорректировать количество бензина в руках бизнеса и населения, которым они поливают инфляционный пожар.

В этом смысле хотелось бы вспомнить слова еще одного американского президента, который призывал не спрашивать, что может страна сделать для тебя, а интересоваться, что ты можешь сделать для страны. Одним из факторов, который не позволяет изменением денежно-кредитной политики добиваться торможения роста цен, выступают инфляционные ожидания. Они по-прежнему более чем вдвое превышают текущий показатель инфляции. А это значит, что, предчувствуя еще большее подорожание товаров, люди пытаются скупить их по нынешним ценам. И побольше.

В Центробанке сетуют, что в развитых странах, где инфляция таргетируется уже давно, у людей ожидания заякорены. Проще говоря, они понимают, что скачки бывают, но всё вернется на показатели своя, поэтому не бегут скупать всё подряд, лишь бы уберечь деньги от обесценения. Мы, увы, к длительной ценовой стабильности не привыкли, любой скачок для нас является сигналом, что нужно действовать, и незамедлительно.

Помню, в один из таких моментов пыталась убедить свою разумную подругу не скупать крупы, которые на тот момент резко начали дорожать, не затариваться ими в промышленном количестве. Ты же понимаешь, говорила я ей, что ажиотаж повышает спрос, а дальше включается эффект снежного кома, который быстро накручивает цены. Понимаю, согласилась она, но если я не буду, то все другие будут, цены вырастут, а я останусь без гречки.

Вот так и живем, от кризиса до кризиса. А что делать? Так быстро из сознания людей пустые полки и галопирующую инфляцию из головы не выкинешь.

Недавно, когда стоимость гречки превысила 100 рублей, один из моих бывших коллег написал пост, что именно сегодня у его семьи закончилась гречка, которую он скупил в марте 2020 года перед локдауном. Лучшая инвестиция, комментировали друзья. Любые запасы когда-то заканчиваются, а покупать приходится уже по новым ценам. А овес нынче дорог. И не только овес.

Автор — журналист, обозреватель газеты «Известия»

Позиция редакции может не совпадать с мнением автора

Горячие обсуждения
  • Загрузка...
  • Наша позиция
    Добавить комментарий

    Adblock
    detector