“Новая газета” опубликовала новые видео пыток в ярославской колонии N1, после которых умер один из заключенных

“Новая газета” опубликовала новый материал и видеозаписи с пытками заключенных в ярославской ИК-1. Фигурант одной из записей после пережитых пыток умер в больнице Рыбинска еще в 2017 году, однако это происшествие до сих пор не расследовано.


Видео с участием другого мужчины, подвергшегося пыткам, было снято 25 августа 2016 года, буквально за две недели до освобождения. Накануне в колонию зашла так называемая “шмон-бригада”, которая должна была провести обыск, и поводом для пыток стали именно действия проводивших обыск. “Выбросили всю еду на пол, стали разбрасывать вещи. Я мусульманин. Я не могу без омовения прикоснуться к Корану.Я выразил возмущение, когда начали выбрасывать еду и скидывать Коран на пол. Я не отбросок общества. Да, я осужден за то, что совершил. Но они не могут так поступать с моими вещами”, – заявил мужчина “Новой газете”.


На видео продолжительностью 4 минуты и 15 секунд мужчина, раздетый до трусов, в окружении толпы тюремщиков пытается отстаивать собственные права со ссылками на УПК и конституцию. В ответ на это тюремщики раскладывают его на парте и начинают в несколько рук колотить дубинками по ногам и ягодицам. Их не останавливают ни дикие крики, ни мольбы заключенного. Андрей Иванов освободился из ярославской ИК-1 12 сентября, и буквально сразу попал в больницу, где провел две недели.

Фигуранту другого видео повезло куда меньше. Гражданин Грузии Важа Бочоришвили был направлен в ярославскую ИК-1 в мае 2016 года. Родственники, зная о его неважном здоровье, а также о царящих в данной колонии жестоких порядках, наняли адвоката с тем, чтобы он приходил периодически к Важе, не оставляя его без внимания. 10 месяцев спустя Важа сказал родственникам, что у него все нормально, и он не нуждается больше в этих визитах.

Спустя пару недель родственники узнали, что Важа сильно пострадал. Как теперь стало известно, это случилось 12 апреля. После пережитых пыток Важу Бочоришвили, со слов родственников, посадили в одиночку в ШИЗО, прятали от посторонних глаз. Его также пытались лечить в колонии, но у Бочоришвили открылось кровотечение, которое тюремные врачи не могли остановить. В тяжелом состоянии его перевели в больницу города Рыбинска. Врачи диагностировали тяжелое поражение печени и иные травмы.

Там же, в больнице, Важу навестил адвокат, и только после его обращения начальство колонии проинформировало прокуратуру о том, что к заключенному Бочоришвили вынужденно была применена физическая сила. Хотя по закону колония автоматически должна информировать прокуратуру о каждом факте применения силы. Бочоришвили умер в рыбинской больнице 9 мая, за полтора года до освобождения.


Родственники сумели получить тело только спустя несколько дней после его смерти. При этом, со слов брата погибшего, “тело отдали вообще без внутренних органов”. Тогда родственники не пытались выяснить правду о причинах его смерти, однако теперь требуют установить причинно-следственную связь между пытками Бочоришвили и фактом его смерти и привлечь к уголовной ответственности как непосредственных истязателей, так и руководителей колонии и областного УФСИН.


Видео с участием Бочоришвили и не менее 13 сотрудников колонии записано в “классе воспитательной работы”, который знаком по многим другим “пыточным видео” в ярославской ИК-1. Мужчине, стоящему перед тюремщиками в одних черных трусах, предлагают пройти процедуру личного досмотра: присесть и раздвинуть ягодицы. Это стандартная процедура, регламентированная соответствующим приказом Минюста. Однако среди тюремщиков присутствует женщина-врач с анальным расширителем, применение которого не предполагается регламентом, как, впрочем, и присутствие женщины при досмотре заключенного-мужчины. Бочоришвили противится процедуре досмотра и упоминает проблемы со здоровьем – очевидно, с пищеварительной системой.


После непродолжительных препирательств сотрудники колонии хватают Бочоришвили, заваливают его на парту лицом вниз и избивают резиновыми дубинками по ногам и ягодицам. Закончив экзекуцию, тюремщики стаскивают Бочоришвили с парты, и он падает на пол без сознания. От него требуют встать, но заключенный не реагирует на крики: на этом запись обрывается, однако, по данным издания, сама пытка на этом не закончилась.


21 апреля 2017 года, спустя 9 дней после пыток Бочоришвили, в колонию был введен спецназ ФСИН, и там прошли “учения”, в ходе которых были сильно избиты заключенные, находившиеся в штрафном изоляторе. Трое из них – Макаров, Непомнящих и Вахапов – сумели сообщить об этом на волю, и к ним пробились адвокаты. Заключенные написали заявления в СК, прокуратуру и ФСИН, а адвокаты подали жалобу в ЕСПЧ, требуя принятия экстренных мер по “правилу 39”, которое предписывает экстренное вмешательство Европейского суда в случае угрозы жизни или здоровью заявителя. 28 апреля Европейский суд обязал Россию провести медицинское обследование указанных заключенных и проинформировать суд о его результатах.


4 мая замминистра юстиции Андрей Федоров сообщил в Страсбург, что медицинское обследование проведено, в колонии назначена проверка. 18 мая тогдашний начальник колонии Александр Чирва вышел в отпуск, из которого не вернулся. Никаких уголовных последствий по результатам проверки не было. На его место был назначен Дмитрий Николаев, однако и при нем порядки в колонии остались прежними. Ситуацию удалось изменить только в июле 2018 года после того, как в СМИ попало видео пыток заключенного Евгения Макарова.


При этом изначально некоторые из тюремщиков рассказывали, что записи истязаний делались по прямому указанию Дмитрия Николаева и его зама Игита Михайлова, с тем чтобы позднее представить их для отчета о проделанной воспитательной работе в областной главк. Однако чуть позже сотрудники начали массово отказываться от таких показаний, а Михайлова и Николаева суд оправдал, посчитав их жертвами оговора. Остальных 11 подсудимых суд признал виновными, назначив им наказания от условного до 4 лет реального лишения свободы.


В начале этого года адвокат Ирина Бирюкова запросила записи камер видеонаблюдения, установленных в суде. Выяснилось, что в день вынесения приговора в совещательную комнату к судье заходили сразу несколько человек, в том числе и гособвинитель, которая провела там около 40 минут. “Это, несомненно, является нарушением тайны совещательной комнаты и влечет за собой необходимость отмены решения по “большому ярославскому делу””, – комментирует “Новая газета”.


Издание также отмечает, что в “новых” видеозаписях фигурируют сотрудники колонии, уже ставшие фигурантами уголовных дел и даже получившие сроки. На основании этих видео было возбуждено 5 уголовных дел, но до суда некоторые из них так и не дошли, хотя лица истязателей на этих видео хорошо различимы.

В апреле 2019 года тогдашний замдиректора ФСИН Валерий Максименко рассказал, что “запись Макарова” стала известна раньше, чем была обнародована, но новый глава ФСИН по Ярославской области Максим Залесов предложил “не выносить сор из избы”. “Он поступил не как начальник, не как офицер. Этот руководитель был обязан немедленно сообщить обо всем, требовать возбуждения дела. И когда видеоматериалы стали доступны всем, то тут, конечно, крыть уже было нечем, начались разбирательства”, – заявил Максименко. После этого все та же адвокат Ирина Бирюкова обратилась в Следственный комитет, требуя провести проверку и привлечь Максима Залесова к ответственности за должностное преступление, но ответа на это обращение так и не получила.

Горячие обсуждения
  • Загрузка...
  • Наша позиция
    Добавить комментарий

    Adblock
    detector