Незаменимый | Мнения | Известия

Ушел из жизни Кирилл Эмильевич Разлогов. Киновед, культуролог, доктор искусствоведения, профессор, глава Гильдии киноведов и кинокритиков. Как написала в соцсетях его дочь Анастасия, он скончался скоропостижно — проблемы с сердцем. В этой скоротечности есть небольшое утешение — Разлогова не видели больным и бездеятельным. Зато все хорошо запомнили его кипучую энергию и страсть к путешествиям.

О нем еще много будут писать. Друзья, коллеги, ученики воздадут дань его критической, научной и педагогической деятельности — везде он был заслуженно признан. Здесь же — речь о Разлогове в «Известиях».

Кирилл Эмильевич много лет был колумнистом нашей газеты. Писал обо всех аспектах кино — поминал ушедших, чествовал юбиляров, приветствовал дебютантов, комментировал кадровые перестановки и громкие финансирования, участвовал в редакционных круглых столах, рассказывал о своих встречах с киногигантами — от Депардье и Делона до Тарантино и Скорсезе. Не было ни одного мало-мальски значимого явления, которого бы он не коснулся. Но главной темой его известинских публикаций были фестивали. Программный директор Московского международного кинофестиваля просто не мог не знакомить широкого читателя с закулисой фестивальной жизни, которая на деле оборачивалась видимыми для всех процессами.

Например, он постоянно возвращался к противоречиям стриминга и проката, которые считал разрушительными для фестивального движения. В июле, когда стартовал очередной Каннский фестиваль, Разлогов вспоминал, как три года назад обнаружился непримиримый конфликт между культурной политикой Франции, направленной на поддержку кинематографии, и позицией первого гиганта в стриминге Netflix, требовавшего одновременной премьеры картин в кинотеатрах и онлайн. Кирилл Эмильевич жалел, что конфликт до сих пор не исчерпан, компромисс не найден, фильмов Netflix — а в 2021-м это несколько ведущих произведений мирового кинорепертуара — в этом году в официальном конкурсе Канн нет. К этой же проблеме, по его мнению, примыкало неопределенное будущее кинотеатров — в контексте продолжающегося роста домашних просмотров, ускоренного пандемией.

Престиж кино как искусства тоже был постоянной болью Разлогова. Напор кассы и пресловутого «пипл хавает» он не принимал. Он без устали напоминал, что именно авторское фестивальное кино — мощная питательная среда для кино зрительского, кассового. Его возмущало, что победы на фестивалях многими кинобизнесменами — если не большинством — воспринимаются как box-office poison («яд для кинокассы»), термин «фестивальное кино» превращается в ругательство, а формат полнометражного игрового фильма, если это не анимация, вытесняется на периферию кинопроцесса.

На его родном ММКФ подобным тенденциям был поставлен прочный заслон. А пандемия, как ни странно, только укрепила авторитет московского форума. Разлогов даже радовался карантину, потому что из-за него ММКФ оказался в числе лишь трех-четырех крупных фестивалей мира, которые показывали фильмы в кинотеатрах, привозили гостей и проводились в срок. В год, когда Берлинале ушел в онлайн, а Канны были перенесены, ММКФ, единственный фестиваль класса «А», благополучно состоялся — правда, с минимумом иностранных гостей.

Предметом гордости Кирилла Эмильевича было и то, что благодаря стечению обстоятельств и подвижничеству руководства ММКФ резко повысил свой статус и вырвался вперед. Конечно, Разлогов понимал, что, когда пандемия пройдет, жесточайшая конкуренция вернется и московский фестиваль уже не будет в лидерах. Но — и он был в этом уверен — ММКФ останется в первой пятерке.

Разлогова, конечно, занимал вопрос о будущности нашего главного международного киносмотра, и этими размышлениями он тоже делился с «Известиями». Он не соглашался с теми, кто считал, что ММКФ должен наращивать бизнес-платформы и стараться войти в эту индустрию. Твердо верил, что задача большого кинофестиваля — следовать за кинопроцессом, понимать, куда он идет, и улавливать тенденции, чтобы первыми показывать всё самое новое и интересное. Над этим и работал.

Как колумнист, Кирилл Разлогов описывал для газеты не только монстров фестивального движения — Берлинале и Канны, а и менее престижные, но в итоге не менее интересные форумы. Благодаря его точному слову наши читатели имели возможность побывать на фестах в Египте, Марокко, Китае, Индии, Японии, ЮАР, Южной Корее, не говоря уже о российских событиях — от Калининграда до Южно-Сахалинска. Думаю, если бы кинофестиваль проводился в Антарктиде, Кирилл Эмильевич был бы одним из первых прибывших туда кинодеятелей. Особо отмечал он зарубежные смотры, стремящиеся утвердить национальную киношколу и сделать ее достоянием мирового сообщества. Сохранения «своего» при вписанности в «общее» ждал он и от российских фестивалей: надеялся, что всё наше региональное кино вскоре зазвучит так же мощно, как уже известное якутское.

Пандемия породила страх физических контактов, и он затормозил фестивальную жизнь, сетовал Разлогов. Но одновременно он радовался, что кино как искусство все-таки живет и дышит. И среди «живых» — отечественное кино, на успехи которого оказался щедр нынешний год в целом и Канны в частности.

«Особенно приятно было услышать слова директора программ фестиваля Тьерри Фремо на представлении фильма Алексея Германа-младшего “Дело” в зале Дебюсси Дворца фестивалей: “В этом году мы широко представляем в конкурсе и программе “Особый взгляд” великое российское кино, в том числе работами молодых режиссеров”, — писал он. — О величии российского (в том числе многонационального советского) кино я как историк помню всегда, но лидерам нашей индустрии об этом напомнить не лишнее, за что респект Каннскому кинофестивалю независимо от грядущего распределения призов».

Так завершалась его последняя известинская колонка, вышедшая 14 июля этого года. Называлась она «Сложнейшее из искусств», и имелся в виду, конечно же, кинематограф. Но вот читать его статьи про «сложнейшее» было по-настоящему увлекательно. Модной кинокритике с ее банальным выпендрежем он противопоставлял глубокое знание предмета, выверенный аналитический инструментарий, четкий прозрачный слог и — главное — огромную любовь к кино.

Прощайте, Кирилл Эмильевич. Вы незаменимы.

Автор — доктор искусствоведения, профессор, редактор отдела культуры газеты «Известия»

Позиция редакции может не совпадать с мнением автора

Горячие обсуждения
  • Загрузка...
  • Наша позиция
    Добавить комментарий

    Adblock
    detector