Нарисованные границы | Мнения | Известия

Минотавры и сатиры; Кармен и Архангел Михаил… Среди персонажей греческого художника Йоргоса Толиса — как герои мифов и классической европейской литературы, так и православные святые. А стиль его уходит корнями одновременно в наивное искусство и в творчество Пикассо. Работы Толиса впервые демонстрируются в Москве, персональная выставка организована посольством Греции. И в этом видится не только желание познакомить российских зрителей с современным искусством южной страны, но и жест культурной дипломатии, тем более актуальный в эпоху закрытых границ.

Экспозиция Толиса проводится в Армянском музее Москвы. Пространство — скромное, но в нем поместилось немало работ — несколько десятков. Большая часть изображений — на крупных ватманах, другие в основном на холстах. Есть и такие диковинки, как вручную расписанные бутылки и коробки. В этом плане Толис идет вслед за Пабло Пикассо, который тоже с готовностью использовал любые, подчас неожиданные поверхности.

Очевидны и стилевые переклички с испанским классиком, особенно с его работами на мифологические сюжеты. Но, если для великого кубиста обращение к хрестоматийным сюжетам древности было элементом стилевой игры, интеллектуальным жонглированием смыслами, для Йоргоса Толиса это «зов крови», та почва, на которой вырастает его творчество. Работы Толиса вообще производят впечатление предельно искреннего высказывания, и биография художника только подтверждает это предположение, хотя заставляет взглянуть на произведения иными глазами. По признанию автора, настоящую активность он развил уже в зрелом возрасте, когда у него была диагностирована болезнь Паркинсона. Занятия живописью стали для Толиса арт-терапией.

В Москве демонстрируются как раз новейшие работы — 2019–2020 годов. И глядя на них, сложно представить себе, что художник испытывает проблемы со здоровьем: яркие, полнозвучные цвета, будто согретые жарким греческим солнцем, восточная орнаментальность, декоративность и вместе с тем подчеркнутая «детскость» главных образов. Как тут не вспомнить великого грузинского любителя Нико Пиросмани, а может, и его соотечественника Сергея Параджанова? Пышные, изобретательные коллажи кинорежиссера композиционно и эстетически близки к тому, что делает Толис, использующий, правда, только кисть.

Возможно, в иные времена такие камерные экспозиции могли бы потеряться в бесконечной череде арт-событий. Но сейчас, когда многие границы закрыты и полноценное авиасообщение с той же Грецией не восстановлено, любой шаг навстречу друг другу, любой диалог двух народов пусть и языком искусства выглядит символично. В том же ключе можно рассматривать и куда более масштабный проект Третьяковской галереи «Мечты о свободе. Романтизм в России и Германии», соединивший живопись XIX века из двух стран, и впечатляющую ретроспективу «Искусство Средневековья. Шедевры из собрания Национальной галереи Умбрии» в Эрмитаже.

Во всех этих случаях требовалось, очевидно, немало усилий по дипломатической линии, чтобы произведения вовремя прибыли, музейные сотрудники из двух стран смогли с ними поработать и подготовить всё необходимое, ну а зрители обратили внимание, преодолели сформировавшуюся за 2020 год привычку к онлайн и «вышли из комнаты». Но результат стоит того.

Это раньше мы могли купить билет и слетать в другую страну, погулять по музеям, увидеть национальные шедевры в постоянных экспозициях. Теперь же ситуация становится чем-то похожа на советские времена, когда побывать в Лувре, например, удавалось лишь единицам. Потому-то выставки арт-сокровищ с Запада вызывали в стране такой резонанс. Тогда люди стояли в очереди на Пикассо в ГМИИ, этой весной пытались попасть на Билла Виолу.

Подобное, конечно, заставляет с ностальгией вспомнить славные доковидные времена с неиссякаемым потоком гастролеров и в то же время задуматься о том, что в какой-то момент мы перестали ценить возможность увидеть выставку какого-нибудь современного зарубежного мастера, тем более без звездного имени. Да, Виола собрал бы публику всегда. А вот фигуры менее раскрученные — едва ли. Сейчас же, утоляя голод по иностранному искусству, мы острее начинаем его воспринимать. Пресыщенность сменилась пониманием, что это уже само по себе удача, а не нечто разумеющееся, доступное априори.

Остается ждать, когда не только искусство будет преодолевать государственные границы, но и ценители искусства. Но, возможно, в новый виток художественной глобализации мы войдем уже другими — с пониманием того, насколько это все на самом деле хрупко.

Автор — кандидат искусствоведения, обозреватель «Известий»

Позиция редакции может не совпадать с мнением автора

Горячие обсуждения
  • Загрузка...
  • Наша позиция
    Добавить комментарий

    Adblock
    detector