«На лёд выходят люди, а не компьютеры» | Статьи

Одним из скрытых героев прошлого сезона КХЛ стал ассистент главного тренера омского «Авангарда» Константин Шафранов. Ключевой зоной его ответственности в штабе Боба Хартли была игра в большинстве. Именно при нём «ястребы» существенно улучшили свою эффективность в компоненте, который хромал в предшествующие два года.

Во многом за счёт этого «Авангард» сумел впервые в истории выиграть Кубок Гагарина. И это не первый клуб, где работа Шафранова над розыгрышем лишнего была чрезвычайно эффективной. В 2017-2020 годах он ассистировал Андрею Мартемьянову в хабаровском «Амуре» и екатеринбургском «Автомобилисте». В дальневосточном клубе реализация большинства была четвёртой в лиге, что редкость для столь малобюджетного коллектива. «Автомобилист» в первый сезон Мартемьянова — Шафранова был лучшим в этом компоненте, а во второй — четвёртым. Стал лучшим и «Авангард» в прошлом чемпионате.

Это не осталось незамеченным Федерацией хоккея России (ФХР), пригласившей 52-летнего специалиста в штаб сборной на чемпионат мира в Риге. Там мгновенного результата достичь не удалось, но, возможно, приход Шафранова ещё даст эффект на Олимпиаде-2022 в Пекине. В интервью «Известиям» он рассказал о прошедшем ЧМ, подготовке к Играм в Китае, а также триумфе «Авангарда».

— Статистика большинства ваших клубов последних четырёх лет сделала из вас в глазах СМИ чуть ли не спасителя сборной. Почему на чемпионате мира в Риге не удалось сделать то, что срабатывало в КХЛ?

— Вы же понимаете, что так называемые «нарекания» меня спасителем в глазах медиа — это глупость. В сборной работа сильно отличается от того, как мы работаем в клубе, где гораздо больше времени на наигрывание этого компонента. В национальной команде это намного тяжелее. Я это знал ещё до того, как пришел в сборную. И любой специалист прекрасно понимает эти тонкости. Тут во многом надо надеяться на мастерство игроков и попытаться должным образом их направить в нужное русло.

— По итогам своего первого турнира со сборной России, какие для себя выводы сделали о подготовке команды к Олимпиаде в Пекине?

— Сейчас сложно говорить, потому что не знаешь, какой состав соберётся у нас зимой, будут ребята из НХЛ или нет. Тут ведь всё зависит от индивидуальных качеств хоккеистов. В любом аспекте, включая постановку игры в большинстве, нужно отталкиваться от сильных сторон имеющихся в твоём распоряжении игроков. Да, по итогам чемпионата мира в Риге определённый опыт появился. И это был большой опыт. Для меня это всё равно дебют. Я довольно много нового для себя узнал и сейчас, глядя назад, наверное, маленько кое-что бы изменил в работе. Не буду в подробностях рассказывать, что именно, поскольку есть определённые секреты в нашей деятельности, которые пока надо сохранить внутри коллектива, чтобы потом их максимально успешно применить. Но в любом случае теперь мы ждём и готовимся к Олимпиаде, перед которой по итогам ЧМ сделали определённые выводы.

— Почему в матчах с сильными сборными у России всё-таки реализация большинства была не лучшей?

— В принципе надо понимать, что игра в большинстве — всего лишь одна из составляющих игры в хоккей. А у нас часто идёт вокруг этого компонента серьёзное нагнетание. И брать какие-то проценты реализации — довольно поверхностный подход. Ведь если у тебя за матч одно большинство, и ты его реализовал, то получается, что реализация равна 100%. В то же время ты пропустил пять голов в равных составах и плюс один гол в меньшинстве. А соперник играл за матч в большинстве пять раз, но использовал его лишь однажды. Общий счёт 6:1. И вряд ли кто-то будет рассуждать после игры, что проигравшая команда реализовала 100% большинства, а победившая — 20%. Кто из них лучше? Всё ведь относительно. Да, у нас в процентном отношении на чемпионате мира не всё получалось. В решающих матчах группы с Чехией (4:3) и Швецией (3:2Б) мы забили всего один гол в большинстве. Была ещё одна шайба с очень хорошей сборной Швейцарии (4:1). Но если брать четвертьфинал с Канадой, то у нас было три удаления, после одного из которых нам забили гол. У соперника всего одно — не будем пенять на судейство, но возможности разыграть лишнего у нас толком не было.

— Нельзя всё объяснить статистикой?

— Её надо аккуратно использовать, как и любые цифровые технологии. Всё-таки на лёд выходят люди, а не компьютеры. Статистические данные не всегда отображают реальный уровень игрока. Он может иметь самый сильный бросок, но это не означает его умение играть в хоккей. В Америке есть вид спорта, где нужно дальше всех ударить по мячу клюшкой, как в случае с первыми ударами в гольфе. Люди бьют по 400-500 метров. А профессиональные гольфисты не добивают до такого расстояния: максимум 300-350 метров. Но именно они преуспевают в гольфе, а не те, кто способны на дальние первые удары.

— Сложно было на ходу вписывать в игру приехавших из НХЛ Владимира Тарасенко и Дмитрия Орлова?

— В принципе, нет. Парни обладают большим мастерством и профессионалы, как и вся остальная сборная. Приблизительно все одинаково играют. А дальше дело в исполнении — кто-то смог забить, а у кого-то вратарь поймал. Надо ведь смотреть, как приходят голы. В том же большинстве есть ситуации, когда ты разыгрываешь его, а есть, когда просто используешь чью-то персональную ошибку. Как сделали в матче с нами канадцы. И здесь попробуй разбери, это у соперника так здорово поставлено большинство, или мы просто в конкретном эпизоде недоработали.

— Генеральный менеджер «Авангарда» Алексей Волков говорил, что вам предлагали продление контракта на очень хороших условиях, но вы отказались. Вариант остаться в клубе вообще был?

— Я никогда не выношу сор из избы. Мы разговаривали с клубом, но сейчас надо смотреть в будущее и не оглядываться назад. Что случилось, то случилось. Может быть, ещё когда-нибудь удастся поработать в «Авангарде». А уход оттуда не хочу комментировать. Тут не надо кого-то подставлять или на кого-то обижаться. Придёт время, всё встанет на свои места. А я лишь хочу поблагодарить всех, с кем работал, за этот замечательный сезон, который так здорово для нас закончился.

— В ходе регулярного чемпионата очень эффективно действовала в большинстве пятёрка Рида Буше, Сергея Толчинского, Корбэна Найта, Иржи Секача и Оливера Каски. Долго искали это сочетание?

— На предсезонке много вариантов пробовалось. Тут нюансы в том, что пришли ребята из разных не только команд, но и стран. Соответственно, разные школы, разный подход. Тем более, к нам пришли ребята, которых я раньше не видел, не работал с ними — те же Буше и Каски. Было интересно присматриваться к ним по ходу предсезонки, находить им подходящих партнёров и отлаживать связки дальше. Процесс тренировок, поиск вариантов расположения игроков — это непрерывная работа. Здорово, что она дала результат.

— У вас по ходу плей-офф в большинстве выходил Никита Комаров, считающийся силовым нападающим и игроком нижних звеньев.

— Были и такие моменты. Но я ничего такого оригинального в этом не вижу. У нас почти все на протяжении сезона играли в большинстве, за исключением совсем малого числа хоккеистов. Игроки меняются, они примерно знают, какие надо выполнять функции. У меня вообще нет деления на тех, кто может играть в большинстве и кто не может. При мне на розыгрыш лишнего выходили из четвёртого звена и в «Амуре», и в «Автомобилисте». Смотрим на текущее состояние хоккеиста, его сильные и слабые стороны, находим ему место на площадке и выпускаем, если он в данный момент готов. Я точно не ограничиваю большинство первыми двумя звеньями.

— В чём секрет успеха Сергея Толчинского?

— Он хотел доказать и доказал. То, что это хоккеист высокого уровня, думаю, большинство болельщиков знало и раньше. У него есть стремление и желание прогрессировать. За счёт такой работы мы и увидели результат в прошедшем сезоне КХЛ, где он смог своё мастерство максимально применить на пользу команде.

— В сборной на чемпионате мира у него сложилось бы по-другому, не переболей он ангиной незадолго до старта турнира?

— Конечно, он сыграл бы лучше. Любой человек, переболевший ангиной, испытывает упадок сил. А Сергей с этим столкнулся после длительного и тяжелого сезона. Но он молодец, что ждал, лечился и сделал всё, чтобы максимально набрать форму. А штаб сборной делал всё, чтобы Толчинский быстрее поправится к турниру. И он своим профессионализмом и самоотдачей показал, что мы не зря в него верили. Да, не случись этой ангины, в игровом плане всё было бы гораздо лучше. Но Сергей сделал всё, что мог.

Горячие обсуждения
  • Загрузка...
  • Наша позиция
    Добавить комментарий

    Adblock
    detector