Это морально | Мнения | Известия

Минэкономразвития разработало законопроект, предполагающий запрет некоторым категориям граждан, например, осужденным за умышленные преступления, дисквалифицированным или привлеченным к субсидиарной ответственности, занимать должности в высших органах управления публичных обществ.

Мера в виде ограничения правоспособности, которую Минэк предлагает применять к недобросовестным менеджерам, не является новой для российского права. В качестве примера можно привести запрет для гражданина, признанного несостоятельным, в течение трех лет с момента окончания дела о банкротстве руководить любым юридическим лицом.

Законопроект в соответствии с объективными критериями позволяет очистить публичные компании от недобросовестных менеджеров. В этой связи стандарты управления в них должны быть особенно высокими. Поэтому подобное нововведение, представляющее дополнительную гарантию профессионального и добросовестного корпоративного управления в публичных компаниях, стоит признать своевременным.

Совершенно очевидно, что такие лица, как руководители, дисквалифицированные судом или причинившие вред кредиторам организации-банкрота, непригодны для управления хозяйственным обществом. Однако в законе на данный момент отсутствует общее правило об ограничении права таких граждан управлять компаниями. Для непубличных обществ в таком ограничении нет явной необходимости — акционеры компании самостоятельно претерпевают последствия своих кадровых решений и рискуют только своими интересами.

В то же время форма публичного общества подразумевает оторванность миноритарных акционеров, в особенности — портфельных инвесторов — от процессов назначения руководства компании. Если в непубличной организации участники могут лично убедиться в пригодности кандидата на управленческий пост даже несмотря на наличие нарушений в прошлом, то в открытой такая возможность очевидно отсутствует. Поэтому совершенно справедливо предлагается включить в закон объективные и однозначные критерии, позволяющие снизить риски акционеров, связанные с ненадлежащим формированием управляющих органов.

Предлагаемое новшество основано на требованиях к деловым качествам членов органов управления. Сам по себе факт привлечения лица к ответственности за недобросовестные действия является достаточным для его увольнения или отказа в назначении на должность. В большинстве случаев это верно, но, на мой взгляд, важно избежать излишнего формализма. В некоторых отношениях законопроект предусматривает слишком жесткое регулирование — как, например, невозможность занимать должности осужденным за любые умышленные преступления. Но если лицо было осуждено, например, за побои или пьяную езду, это само по себе не говорит об отсутствии у него необходимых деловых качеств. Поэтому к перечню преступлений, лишающих права занимать посты в публичных обществах, следует подходить дифференцированно. Например, предусмотреть такое последствие только для имущественных и экономических преступлений.

С другой стороны, некоторые положения можно было сделать менее мягкими, тогда они бы обеспечивали в более полной мере защиту интересов инвесторов. Так, лицо, привлеченное к субсидиарной ответственности или к ответственности за причинение компании убытков, допускается к руководству публичным обществом по формальному признаку. Достаточно истечения трех лет с момента принятия соответствующего судебного акта. Такое регулирование не учитывает материальные последствия судебного решения. С лица может быть взыскана очень существенная сумма, которую придется выплачивать годами. Если такой менеджер причинит убытки компании, эффективно их взыскать не получится из-за наличия старого долга. При этом такой риск достаточно велик, поскольку это лицо как руководитель ранее уже продемонстрировало свою недобросовестность. На мой взгляд, необходимо добавить требование об отсутствии в отношении менеджера неисполненных судебных актов о привлечении к субсидиарной ответственности или взыскании убытков по корпоративным основаниям.

В целом же введение предлагаемых ограничений необходимо для внедрения передовых стандартов корпоративного управления и защиты интересов инвесторов, в первую очередь, непрофессиональных. Важно отметить, что само по себе применение объективных критериев непригодности лица к управлению компанией отвечает целям баланса интересов инвесторов и менеджмента. Во-первых, повышается правовая определенность и обе стороны знают, чего им ожидать при формировании органов компании. Во-вторых, требования законопроекта не являются обременительными для среднего участника гражданского оборота. В-третьих, не создается поле для злоупотреблений, связанных с субъективными основаниями для лишения лица права управлять компанией. Требуется лишь провести «тонкую донастройку» отдельных положений проекта, чтобы учесть нюансы и более точно сбалансировать интересы вовлеченных лиц.

Автор Панин — управляющий партнёр юридической компании «ПБ Лигал»

Позиция редакции может не совпадать с мнением автора

Горячие обсуждения
  • Загрузка...
  • Наша позиция
    Добавить комментарий

    Adblock
    detector