Арестованный оператор ФБК* Павел Зеленский признал вину в экстремизме и отказался от адвоката

Видеооператор Фонда борьбы с коррупцией* (ФБК) Павел Зеленский признал вину и отказался от адвоката. Его арестовали по делу о призывах к экстремизму.

“Происходят какие-то страшные вещи. На Павла оказывается давление в СИЗО, мы опасаемся за возможность его правовой защиты. Он отказался от адвоката, которого мы ему предоставили”, – рассказал директор ФБК* и соратник Алексея Навального Иван Жданов во время эфира на Youtube-канале “Навальный Live”.

Кроме того, по словам Ивана Жданова, Зеленский полностью признал вину.

Напомним, отцу трех детей Павлу Зеленскому вменяют призывы к экстремизму за эмоциональный пост в блоге, который он сделал после самоубийства нижегородской журналистки Ирины Славиной.


Экстремистским силовики посчитали твит в микроблоге Зеленского от 2 октября 2020 года, в котором он, прежде всего, выражал скорбь в связи с гибелью Ирины Славиной и просил у нее прощения. “Ирина, простите нас, простите что позволяем это. Мне очень тяжело это писать, тяжело об этом думать и переживать, спасибо за вашу жизнь и дела. Этими словами я прошу всех нас встать, проснуться, перестать твитить и электронно переживать”, – написал Зеленский. Он также призвал сограждан “***” (бороться) с “этой недовластью”.


У силовиков вызвал интерес еще один твит Павла Зеленского, отмечала “Медиазона”. “Я ненавижу вас, путин, песков, володин, и прочие мрази, вы стоите за этим. Можете считать мои слова призывом, но вы сука ублюдки недостойные жизни”, – говорилось во втором посте (орфография сохранена).


15 января около 6:45 силовики пришли в квартиру оператора ФБК* и провели обыск, у него забрали ноутбук и телефон. Во время обыска силовики ударили Павла Зеленского по голове и заставили его разблокировать смартфон. Об этом сообщил адвокат Мансур Гильманов.

“Во время того, как он лежал на полу сотрудник в форме пнул его по голове. После удара они насильно приложили его палец к телефону. Далее, подняв его, также нанесли еще один удар по голове”, – рассказал Гильманов.


ФСБ передало уголовное дело оператора ФБК* в московское управление Следственного комитета. Как указано в документе, дело передали 29 декабря 2010 года. Вызванные в ГСУ СК РФ по Москве медики скорой помощи настаивали на госпитализации Зеленского, однако следователь запретил это. Также адвокат рассказал, что сотрудник в штатском применил к нему насилие и выталкивал из кабинета следователя.

В ходатайстве следователя об аресте говорилось, что Зеленский “негативно относясь к существующему конституционному строю и органам государственной власти Российской Федерации, имея преступный умысел, направленный на побуждение неограниченно широкого круга лиц из числа пользователей сети “Интернет” к насильственному изменению конституционного строя <...> последовательно разместил <...> в социальной сети Twitter <...> две взаимосвязанные между собой и дополняющие друг друга публикации (твиты), содержащие угрозы и враждебные высказывания в отношении ряда персонифицированных представителей высших органов государственной власти”.

Экспертиза МВД установила, что текст твитов содержит “негативную, враждебную оценку автором представителей органов власти, характеризует их как людей, не заслуживающих жизни, а также побуждения к аудитории начать бороться, сопротивляться <...> c [применением] насилия <...> и причинением вреда”.

В постановлении отметили, что посты Зеленского процитировали более 190 пользователей, а более 900 поставили “лайк”.

Пресненский районный суд Москвы арестовал Павла Зеленского до 28 февраля.

Самосожжение Ирины Славиной


2 октября 2020 года главред информагентства KozaPress Ирина Мурахтаева (Славина) совершила самосожжение возле здания нижегородского МВД, оставив перед этим в Facebook запись: “В моей смерти прошу винить Российскую Федерацию”. В 6 утра того же дня силовики явились к ней с обыском по делу о “нежелательной организации”. Хотя Славина проходила по нему лишь свидетелем, у нее изъяли всю технику и даже блокноты, в которых она делала пометки во время пресс-конференций.


Журналистка рассказывала, что во время визита силовиков ей, голой, пришлось одеваться под надзором незнакомой женщины. До обыска Славину несколько раз штрафовали – не только за “фейки”, но также за “неуважение власти” из-за поста о мемориальной доске Сталину в городе Шахунья (70 тысяч рублей) и за организацию акции памяти Бориса Немцова (20 тысяч рублей).


СУ СК по Нижегородской области сразу же после самосожжения Славиной заявило, что самоубийство журналистки не связано с обыском. В президентском Совете по правам человека это утверждение назвали “верхом цинизма, человеческой и профессиональной несостоятельности”, отметив, что обыск был сопряжен с “унижением человеческого и профессионального достоинства”.

После самоубийства Славиной независимый профсоюз журналистов, главред “Эха Москвы” Алексей Венедиктов, основатель правозащитного проекта Gulagu.net Владимир Осечкин, председатель “Яблока” Николай Рыбаков, штаб Алексея Навального, движение “Голос” просили СК и Генпрокуратуру возбудить дело о давлении следствия и доведении журналистки до самоубийства. В СПЧ, помимо этого, потребовали проверить обоснованность обыска у журналистки.

“Открытая Россия”, правозащитный центр “Мемориал”* и фонд “Общественный вердикт” потребовали прекратить “обыски устрашения” и практику проведения “безотлагательных” обысков, при которой таковым становится каждое второе следственное действие. По мнению коллег и близких Славиной, причиной ее самоубийства стало постоянное давление и преследование со стороны силовиков.


Со ссылкой на адвоката Караваева сообщалось, что 2 ноября следствие приняло решение об отказе в возбуждении уголовного дела по факту гибели Славиной в связи с отсутствием события преступления (по статьям 110, 110.1 УК РФ (доведение до самоубийства и склонение и содействие к совершению поступления). Однако затем оно было отменено руководителем следственного отдела, проверка была продолжена.

В рамках доследственной проверки была проведена посмертная психолого-психиатрическая экспертиза погибшей журналистки. Согласно постановлению об отказе в возбуждении уголовного дела, выводом экспертизы стало наличие у Славиной “смешанного расстройства личности”.

В начале декабря стало известно, что следствие повторно отказало в возбуждении дела в связи с самоубийством журналистки. На этот раз следователи увидели в поступке журналистки “рациональное зерно”. “Суицид, совершенный Мурахтаевой И.В., следует расценивать как рациональный: явился результатом внутренней переработки, осознанного желания уйти из жизни”, – сказано в постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела.

В документе следователь по особо важным делам местного управления СК Владимир Карпухин ссылается на посмертную психолого-психиатрическую экспертизу, в которой говорится, что у Славиной, скорее всего, было “смешанное расстройство личности”.

“Мурахтаева И. В. являлась примером яркого идейного борца. Все переживания Мурахтаевой И. В. были субъективно аффективно окрашены: правильно только то, что хочет и нравится ей: что следует из постов, статей”, – сообщалось в документе.


В постановлении “сверхценной идеей” Славиной называют “борьбу с существующей политической властью”. Журналистка якобы вела себя “провоцирующе, агрессивно” по отношению к оппонентам. Это, пишет Карпухин, подтверждают штрафы по административным статьям, мат в соцсетях и поведение Славиной во время обыска.

При этом следствие отнеслось “критически” к доводам родственников о том, что она совершила самосожжение из-за давления властей. Ее близкие, по словам Карпухина, не предоставили “достоверных и неопровержимых данных, свидетельствующих об этом”.

Следствие считает, что подобные заявления основаны “на несогласии с судебными решениями”, по которым журналистку привлекали к административной ответственности.

В декабре тема гибели журналистки прозвучала и на встрече Владимира Путина с членами Совета по правам человека при президенте РФ (СПЧ). Президент РФ подчеркнул, что Славина “была психически неуравновешенным человеком”, и ее смерть “не связана напрямую с какими-то злоупотреблениями со стороны органов следствия или дознания”.


*Фонд борьбы с коррупцией (ФБК), правозащитный центр “Мемориал” – внесены Минюстом в список НКО, выполняющих функцию иноагента.

Горячие обсуждения
  • Загрузка...
  • Наша позиция
    Добавить комментарий