Анастасия Шевченко получила 4 года условно за сотрудничество с “Открытой Россией”

Октябрьский суд Ростова-на-Дону приговорил Анастасию Шевченко к четырем годам лишения свободы условно за сотрудничество с организацией, которая признана для России нежелательной. Она стала первой в России приговоренной по статье 284.1 УК, сообщает “Интерфакс”. Прокурор просил приговорить ее к пяти годам колонии общего режима.

Журналисты отметилили, что в зале трансляций было очень трудно разобрать слова судьи Кристины Захаркиной. В зале заседаний было слышно не лучше: судья в маске “бубнит себе под нос, быстро читая вердикт”, пишет Znak.com. После оглашения показаний свидетелей – сотрудников полиции и Центра противодействия экстремизму – судья объявила перерыв на 40 минут.

“Когда вы напьетесь моей крови”: последнее слово Шевченко в суде

Шевченко уже провела больше двух лет под домашним арестом. На сегодняшнее заседание прокурор Пушнов не явился, сообщил адвокат “Правозащиты Открытки” Сергей Бадамшин. Другие представители прокуратуры пришли с получасовым опозданием. В зале присутствовали мама и дети Анастасии.

Поддержать Шевченко приехали член Общественной наблюдательной комиссии Москвы Марина Литвинович, политики Юлия Галямина и Александр Соловьев, осужденная по статье об участии в “нежелательной организации” Яна Антонова, бывший фигурант “московского дела” Самариддин Раджабов.

Telegram-канал Аvtozak Live сообщает, что к зданию суда также пришел известный провокатор Сергей Рулев, который писал доносы на Шевченко и ее дочь. Он снимал людей на камеру, угрожал им судами и уголовными делами.

Политик Дмитрий Гудков сообщил, что Рулева беспрепятственно пустили в здание суда, в отличие от группы поддержки Шевченко. Также собравшихся у суда снимали сотрудники Центра “Э” в гражданском. В двух кварталах от суда заметили автобус с полицейскими в бронежилетах и шлемах.


Уголовное дело по статье о сотрудничестве с “нежелательной организацией” могут завести после двух штрафов по аналогичной административной статье 20.33 КоАП. В случае Шевченко протоколы составили из-за ее участия в дебатах и семинаре проекта “Открытые выборы”. Сотрудники Центра по борьбе с экстремизмом посчитали правонарушением само присутствие активистки на семинаре.

В уголовном деле также значится, что Шевченко держала флаг “Надоел” на согласованном митинге и выступила на собрании регионального отделения “Открытой России”.

В январе 2019 года суд отправил Шевченко под домашний арест. В то же месяце умерла ее старшая 17-летняя дочь, у которой была инвалидность. Активистке поначалу не разрешали навестить ее. Впоследствии Шевченко жаловалась на невозможность посетить врача по экстренной необходимости. В результате она пыталась самостоятельно вырвать больной зуб.

Дочь Анастасии Влада в январе 2020 года рассказала, что “эшники” еще до ареста не менее четырех месяцев снимали Шевченко на скрытую камеру. Аппаратура была установлена по решению суда в спальне. Это выяснилось в ходе изучения материалов дела, среди которых Шевченко увидела себя в нижнем белье. Кроме того, за ней было выставлено наружное наблюдение.

Прокуратура в суде заявила, что вина Шевченко доказана в полном объеме, а результаты экспертиз говорят о том, что она осознавала “общественную опасность” своих действий. Защита просила оправдать активистку, назвав обвинение голословным, так как оно не подтверждается материалами уголовного дела.

Горячие обсуждения
  • Загрузка...
  • Наша позиция
    Добавить комментарий