Последние комментарии

  • Виктор Пьянков18 апреля, 13:59
    Издоэ иудаКто из друзей и соратников Егора Гайдара сейчас находится у власти?
  • сварливый-Евгений Колесников18 апреля, 13:54
    Ваш сарказм мне понятен, не понятно другое - как можно с сарказмам относиться к научным данным, представленным автори...Сталинские изуверства, говорите? А сравнить с тем, что сейчас?
  • Mihail Khanin18 апреля, 13:42
    Гайдар проповедовал идею частной собственности. Он говорил, что если у тебя есть квартира, машина и т.д. , то ты же з...Кто из друзей и соратников Егора Гайдара сейчас находится у власти?

СКОЛЬКО ПОЛУЧАЕТ НЕМЕЦКИЙ ПЕНСИОНЕР

Я буквально только что поняла, почему в Германии столь крепок институт семьи и так редки разводы. Оказывается, при разводе пенсию супруги делят пополам. И это уже очень веский повод не разводиться.

Старики – одна из главных тем для обсуждения в Германии, поскольку пожилых людей здесь больше, чем где бы то ни было в Европе.

Два года назад в Германии было более 25 миллионов пенсионеров. При населении почти 83 миллиона.

Пенсионный возраст в Германии один для мужчин и для женщин. Люди, родившиеся после 1964 года, будут выходить на пенсию в 67 лет. Те, кто родился раньше, и пенсионерами становятся раньше – в 65. Поэтому все наши переживания о повышении пенсионного возраста здесь встречают с удивлением и непониманием. Многие продолжают работать и после 67 лет. Некоторые – исключительно ради удовольствия. Недавно я читала про самую старую официантку на Октоберфесте. В ноябре этого года ей исполняется 80 лет (на вид больше 60 не дашь). Как простодушно пишет автор, эта самая Эльфрида – «крупная и сильная женщина». Вот только положенные нормативом десять литровых кружек таскать уже не может. Могу, говорит, только семь, и это меня удручает.

Фрау Эльфрида заработала вполне приличную пенсию, и я даже боюсь представить, сколько она скопила необлагаемых налогами чаевых. Один Октоберфест приносит официанткам тысячи невидимых для налоговой евро, а фрау Эльфрида еще и работает в одном из самых знаменитых ресторанов Мюнхена. Правда, сейчас не каждый день, потому что у нее есть свой маленький магазинчик. А еще она очень любит рыбалку, из-за которой и перешла на частичную занятость. И да, я примерно представляю себе ваши эмоции после этого рассказа. При всем том, что я живу в Мюнхене уже почти три года и ко многому привыкла, цветущий вид немецких пенсионеров не может не вызывать у меня некоторой зависти.

Но все на самом деле не так радужно, как кажется. Претендовать на пенсию можно начинать только после пяти лет работы. По окончании этого срока вам приходит большое красивое письмо от немецкого пенсионного ведомства. В нем сообщается, что вы вступили в ряды будущих получателей пенсии, и подробно расписывается, сколько вы уже накопили и какой будет индексация в пунктах. Индексация – дело довольно любопытное. Честно говоря, я сама не разобралась в ней до конца. Но суть в том, что из-за обесценивания денег немецкие пенсии рассчитываются в пунктах. Пунктом считаются отчисления, сделанные со средней годовой зарплаты. За каждый пункт ежегодно назначается конкретная цена. Если годовая зарплата была больше средней, пунктов (и их десятых долей) будет больше. Если меньше, то и получать вы будете меньше пункта. Проведя нехитрые арифметические действия – то есть сложив все пункты и умножив их на актуальную цену (сейчас это в среднем 31 евро) – можно получить вашу базовую пенсию, и сумма вас не очень порадует.

В Баварии средняя пенсия составляет где-то 1300–1400 евро в месяц. По российским меркам это почти баснословные деньги. Но этими деньгами немецкие пенсионеры платят за аренду (многие снимают жилье до смерти) и коммунальные услуги – в Мюнхене это в среднем 200 евро в месяц, оплачивают медицинскую страховку и так называемую «страховку от беспомощности». Проездной хоть и льготный, но все равно стоит 654 евро в год (или 69 в месяц). Прибавьте к этому стоимость всех своих привычных занятий – например, регулярных походов в бассейн и к парикмахеру – и вот от пенсии уже мало что осталось.

Так что слухи о том, что пенсии в Германии гигантские, сильно преувеличены. Однако слегка при этом раздражает, что немецкие пенсионеры, несмотря на те небольшие деньги, что, по идее, должны им доставаться после выплаты всей обязательной дани, живут очень неплохо. Во всяком случае, так кажется со стороны. Пожилые немцы много путешествуют, хорошо и гораздо эффектнее, чем в молодости, одеваются, регулярно ходят в рестораны и ездят на недешевых машинах. Секрет этого прост: многие из тех, кто кажется вам миллионером, очень сильно экономили большую часть своей жизни. Ежемесячно они откладывали деньги на пенсионные счета в частных фондах – сверх 18%, которые отчислялись с каждой зарплаты в фонд обязательного пенсионного страхования. Плюс кое-кто получает персональные пенсии от корпораций, что тоже кажется неплохой прибавкой.

И все же в Германии почти половина всех пенсионеров живет на пенсию меньше семисот евро. По совсем свежим данным, в Мюнхене таких 70 тысяч человек. Что происходит с ними и как они живут?

А происходит с ними следующее. Государство берет их под свою ответственность. Люди, чья пенсия минимальна – а это 350 евро, – оказываются почти полностью на гособеспечении. Им находят социальное жилье – не ночлежки и не общаги, а вполне себе квартиры, оплачивают их медицинские расходы и досуг. Без досуга – всевозможных кружков и курсов – не мыслит себя ни один немец, а тем более немецкий пенсионер. Малоимущие старики, живущие в своих квартирах и домах, получают большие скидки на коммунальные услуги. Им предоставляются талоны на бесплатные обеды и ужины, многих обеспечивают также и продуктами.

Едва ли не большинство таких пенсионеров – иностранцы, слишком поздно приехавшие в Германию, чтобы успеть скопить нормальную пенсию. И, кстати, страна все чаще переводит пенсии за границу. Многочисленные греки, болгары и румыны, отработав в Германии положенное, просто возвращаются на родину, где жизнь значительно дешевле, а немецкие пенсии кажутся настоящим богатством.

И последнее. Немцы – очень социальный народ. Они, может, и закрыты, и ты никогда не добьешься от них глубоких откровений, но им очень нравится общаться. Поэтому среди пенсионеров здесь распространено, скажем так, сожительство. Пожилые люди или арендуют или покупают вскладчину дома. Дружные семейные пары, партнеры по бриджу, бывшие коллеги – все могут поселиться в так называемом Wohngemeinschaft (WG). В Баварии, например, существуют целые поселки, построенные специально для пожилых людей, не утративших самостоятельности, но и к одиночеству не готовых.

Катя Щербакова, Мюнхен

Источник ➝

Популярное

))}
Loading...
наверх