Последние комментарии

  • Марк Ратинский27 мая, 8:41
    По причинно-следственным связям Чубайс- это следствие. А со следствием бороться бесполезно. На его месте, если у него...Сергей Михеев: "И теперь у него наглости хватает говорить, что Россия бедная страна"
  • Tatyana ...27 мая, 8:38
    Сейчас человек тоже измеряется своими качествами, а не количеством денег. Просто потребляди, молящиеся золотому тельц...«Мы жили в бедности, но были счастливы...»
  • ольга волкова27 мая, 8:30
    Да не нищета людей возмущает,а чудовищная несправедливость во всём!«Мы жили в бедности, но были счастливы...»

Что хорошо и что плохо в деле Арашуковых

Вчерашнее показательное шоу в Совете Федерации и его продолжение в Санкт-Петербурге и в других городах вызвало у меня смешанные чувства. С одной стороны, как и все, я порадовался задержанию очередных коррупционеров. С другой, огорчился мощному давлению на суд, который еще впереди.




То, что вчера произошло, беспрецедентно — я не припомню, чтобы в задержании подозреваемого участвовал не только Следственный комитет, но и прокуратура.

Я специально акцентирую внимание на процессуальном статусе Рауфа Арашукова и его отца Рауля: подозреваемые. У них есть права, они изложены в ст. 46 УПК РФ.

В чем необычность ситуации? Прежде всего в том, что следствие и надзор вместе уже давно не работают — их специально разделили в 2010 году для лучшего соблюдения законности. То есть, теперь так: СКР расследует, задерживает, а потом приносит дело в прокуратуру. Потому что именно прокурор будет от лица государства представлять обвинение в суде.

Поэтому он очень внимательно, я бы сказал, пристрастно и отчасти с предубеждением изучает собранные доказательства. Некоторые, а если следствие велось небрежно, то многие из них он просто не принимает, ибо для него проигранное в суде дело — признак непрофессионализма. Другие требует ему предоставить — акты экспертизы, допросы, вещдоки, фотографии и т.д., потому что в противном случае за него это сделает в суде адвокат.

Причем, защитник подозреваемого допускается к следствию практически на всех этапах.

В итоге через некоторое время рождается довольно взвешенный и сбалансированный документ — обвинительное заключение. В нем излагается суть обвинения, перечисляются доказательства, в которых прокуратура уверена, и в конце содержится мнение обвинителя о наказании, которого заслуживает подозреваемый.

Дальше — суд. И здесь сторона защиты разными способами подвергает сомнению собранные следствием и подтвержденные прокурором доказательства и пытается их опровергнуть. Если получается хотя бы по нескольким эпизодам, срок наказания может быть существенно снижен.

Понятно почему я удивился вчерашнему шоу? Следствие и прокуратура пришли в Совет Федерации вдвоем, как если бы Рауф Арашуков уже прошел все досудебные процедуры в статусе подозреваемого. Но мы-то знаем, что он ни о чем даже не догадывался, иначе не побежал бы в панике между рядами.

У меня, наученного опытом предыдущих громких дел, возникает вопрос: прокуратура приняла собранные следствием доказательства вины сенатора в организации двух убийств, о котором вчера было публично объявлено? Или доказательств не хватит, и в суде его придется освободить?

Следующий вопрос относится к аресту главы клана, который, по версии следствия, украл 30 млрд рублей.

А не получится потом, как в деле сахалинского губернатора Хорошавина? Его, если кто забыл, СКР при задержании публично, под телекамеры, обвинил в краже одного миллиарда рублей. Но в суде фигурировала уже другая сумма — 522 млн, причем, не на одного, а уже на четверых обвиняемых. Правда, и ее хватило, чтобы осудить экс-губернатора на 13 лет.

Но я не о сроке наказания, а о том, как следствие сначала называет астрономические суммы, неизвестно кем и как подсчитанные, но придающие вес титанической работе, но потом не может предоставить прокуратуре доказательства кражи. Мне бы не хотелось, чтобы позже, когда дело Арашуковых дойдет до суда, 30-миллиардная коррупция будет снижена в несколько раз.

А ведь это наверняка произойдет, ибо процессуальные действия с участием подозреваемых только начинаются.

Я, собственно, к тому, что мы с вами должны с большим сомнением относиться к информации СКР и прокуратуры, которую они выносят в публичное пространство. Она не прошла очистку в суде от словесной шелухи и самопиара следствия, которое спешит доложить обществу о борьбе с коррупцией, которую оно, бесспорно, ведет.

Дождемся суда, короче. И проверим, насколько квалифицированно работает наш Следственный комитет, умеет ли добывать железобетонные доказательства, которые не сможет опровергнуть ни один ушлый адвокат.
____________________

Вчера в эфире радио «Спутник» я сказал, что на шоу задержания сенатора Рауфа Арашукова не хватало еще одного, главного участника. В Совет Федерации должен был прийти председатель Верховного суда Вячеслав Лебедев. Это ему потом предстоит расхлебывать кашу, которую заварили генпрокурор Юрий Чайкй и руководитель Следственного комитета Александр Бастрыкин.



Источник ➝

Популярное

))}
Loading...
наверх